• Подать Объявление
    и рекламу
Объявления для:

Статистика знает не всё…

«Статистика знает всё, — утверждали классики русского языка Ильф и Петров. — Точно учтено количество пахотной земли в СССР с подразделением на чернозём, суглинок и лёсс. Все граждане обоего пола записаны в аккуратные толстые книги, так хорошо известные Ипполиту Матвеевичу Воробьянинову — книги загсов. Известно, сколько какой пищи съедает в год средний гражданин республики. Известно, сколько этот средний гражданин выпивает в среднем водки, с примерным указанием потребляемой закуски. Известно, сколько в стране охотников, балерин, револьверных станков, собак всех пород, велосипедов, памятников, девушек, маяков и швейных машинок. Как много жизни, полной пыла, страстей и мысли, глядит на нас со статистических таблиц!»

А сколько в мире языков? Кроме великого и могучего? Сколько стран? Оказывается, государств на планете не так уж много — около двухсот пятидесяти. Около — потому что точная цифра спорная: есть непризнанные государства, самопровозглашённые. А языков примерно в десять раз больше: по данным Французской Академии наук, человечество говорит сейчас на трёх тысячах языков, из них описаны 2796, а хорошо изучены около пятисот. В одном только Нью-Йорке население глаголет на 75 языках.

По другим источникам, количество языков в мире колеблется от двух до десяти тысяч, причём две трети их них бесписьменные. Такой разнобой вызван отчасти проблемами лингвистов: то, что одни из них считают самостоятельным языком, другие относят к диалектам. Например, столь древний язык как китайский, имеет семь главных диалектов, и некоторые исследователи считают их просто родственными языками. Не все китайцы понимают друг друга.

И как страны делятся условно по разным принципам — политическим, географическим, экономическим, так и языки по своим свойствам делятся на разные семьи и группы. Когда-то, в доисторические времена, вся обитаемая земля, вероятно, была покрыта нескончаемой чередой языков, переходящих один в другой. В соседних селениях или племенах люди понимали друг друга — с некоторыми оговорками, но чем дальше, тем больше возникало языковых различий. Кое-где изоляция племён приводила к появлению совершенно оригинального языка.

Наибольшее число народов говорит на языках индоевропейской семьи: это группы славянских языков, германских, балтийских, кельтских, греческих, романских, иранских, армянских, индоарийских, албанских. По числу жителей — чуть меньше половины населения Земли.

На втором месте по этому показателю — количеству носителей языка — стоит китайско-тибетская семья. Здесь всего две группы языков — китайская и тибето-бирманская. На этих языках общается более четверти населения планеты, как в известной шутке: каждый четвёртый из нас — китаец.

Далее следуют в порядке убывания нигеро-кордофанская семья языков, австронезийская, семито-хамитская, дравидийская и алтайская.

Самыми малочисленными называют носителей андаманской семьи языков, чукотско-камчатской, эскимосо-алеутской и индейских семей. Вот на Андаманских островах менее четырёхсот местных жителей владеют языком, который не имеет родственных — это самостоятельная, уникальная группа языков. У них нет, например, категории числительных: есть лишь слова, обозначающие «один», «два» и «много». Языки бесписьменные и вряд ли сохранятся.

Некоторые «мёртвые» языки сыграли в истории нашей цивилизации столь великую роль, что заслужили особую хвалу. К таким языкам прежде всего относится латинский, входящий в особую италийскую группу и ставший в начале средних веков основой развития всех романских языков, в том числе итальянского, испанского, каталанского, португальского, французского, румынского, молдавского... Вышел из употребления великий древнегреческий язык, оставшись в античных поэмах и философских трудах.

Не может ответить нам статистика и на простой вопрос о количестве слов в русском языке. Например, словарь Даля содержит почти 200 тысяч слов, словарь Ушакова — 85289 слов, академический 17-томный словарь — 120480 слов. Цифры разные, но ни одна из них не соответствует действительному количеству слов в нашем языке.

Дело в том, что словари включают не всю лексику. Например, там мало или почти нет областных словечек: мшара — болото (от мох, мшистый), гашник — пояс (отсюда загашник, то есть кошелёк за поясом), грудок — костёр, баркан — морковь... Таких слов сотни тысяч, а то, что они употребляются редко и лишь в определённой местности, не может служить поводом для их дискриминации. Это столь же русские слова, но они не подсчитаны.

Кроме того, в словари литературного языка не входят термины, а их количество измеряется семизначной цифрой. Среди них много заимствованных, но они ведь всё равно входят в наш словарный запас. Когда-то «лошадь» и «газета» тоже были иноязычными. А ещё в словари не включены топонимы — географические названия. Прикиньте на глазок, сколько в России речек, холмов, озёр, урочищ, болот, ручьёв, угодий, долин, а также деревень, хуторов и городов? А улиц? Миллионы.

Есть и ещё одна лингвистическая проблема, не позволяющая точно определить наш лексический запас — словообразовательная. Ведь с помощью тех же приставок и суффиксов от одного корня можно образовать десятки слов. Как их считать — каждое отдельно? К тому же идёт постоянный процесс обновления лексики, одни словечки ветшают, другие рождаются. На дворе-то стоит век информации и высоких технологий. В общем, классики русского языка Ильф и Петров опрометчиво заявили, что статистика знает всё. Не всё…

газетапроблемасемьясловаязыкобновлениягражданинОТ и ДОТОкнигинаселениестраныморковьтолстыелюдистатистика


45 просмотров
Николай ПЕРВОКЛАССНИКОВ

Комментарии

Добавить комментарий

Правила комментирования