• Подать Объявление
    и рекламу
Объявления для:

Традиридира и тому подобное

Наши классики любили блеснуть редкими словечками, многие из которых ныне перешли в пассивный пласт русской лексики. Вот, например, Лев Толстой в "Войне и мире" использует глагол "заколяниться": "Ах, вороны заколянились! - кричали на ополченцев, замявшихся пред солдатом с оторванною ногой". Что за слово? Даль сообщает нам, что "заколяниться"  означает  "застрять, задержаться где-либо".

А вот приятный на звук охотничий термин - "закокать". Николай Некрасов пишет: "У реки куропаточки закокали". То есть так говорили о птицах, издающих звук "коко". У него же в "Крестьянских детях": "Взлетит ли тетеря, закокав птенцам, зайчонок ли вскочит - содом, суматоха!"

Что такое "закруты"? Так называли пучок стеблей стоящего на корню хлеба, свёрнутый узлом. "Если на полях, примыкавших волнующимся морем к последним лачугам предместья, появлялись вдруг колдовские закруты, то никто не мог вырвать их с большей безопасностью для себя и жнецов, как пан Тыбурций", - цитата из Владимира  Короленко, "В дурном обществе". 

"Из Витенькиной-то стрельбы вон оно что выросло! Вот ужо приедет отец, он нас раскасторит", - это из "Приваловских миллионов" Мамина-Сибиряка. Из контекста понятно, что "раскасторить" - разбранить, отругать.

Плохих поэтов называли по-разному - "рифмодей", "рифмотвор". Александр Пушкин писал:

«С позволения сказать,

Много в свете рифмодеев,

Все учёных грамотеев,

чтобы всякий вздор писать;

Но, в пример и страх Европы,

Многим можно б высечь жопы,

С позволения сказать».

Батюшков ему вторит: "Что шумишь? Чего ты хочешь, беспокойный рифмотвор?"

Было ещё забавное слово - "традиридира", которое означало пренебрежительную оценку чего-то неважного, несущественного. Лев Толстой: "Что он может писать? Традиридира и тому подобное, всё только с целью выиграть время".

Замечательный шедевр иронии и словоблудства сочинил в 1912 году поэт «Серебряного века» Игорь Северянин.

Эксцессерка

Ты пришла в шоколадной шаплетке,

Подняла золотую вуаль.

И, смотря на паркетные клетки,

Положила боа на рояль.

 

Ты затихла на палевом кресле,

Каблучком молоточа паркет...

Отчего-то шепнула: "А если?.."

И лицо окунула в букет.

 

У окна альпорозы в корзине

Чуть вздохнули - их вздох витьеват...

Я не видел кузины в кузине,

И едва ли я  в том виноват...

 

Ты взглянула утонченно-пьяно,

Прищемляя мне сердце зрачком...

И вонзила стрелу, как Диана,

Отточив остриё язычком...

 

И поплыл я, вдыхая сигару,

Ткя седой и качелящий тюль -

Погрузиться в твою Ниагару,

Сенокося твой спелый июль...

Какие-то из необычных слов в его эпоху звучали нормально, а какие-то он несомненно придумал. Деепричастие "ткя" смешное, но хотя бы глагол такой есть - "ткать", а  причастие "качелящий" вообще образовано от существительного "качели", деепричастие  "сенокося" - от существительного "сенокос", поскольку нет в русском языке глагола "сенокосить". Нет и глагола "молоточить", есть существительное "молоток", но Северянин и от него умудрился образовать понятное деепричастие "молоточа".  А эти "альпорозы"? Видимо, альпийские розы? А "шаплетка" в сочетании с "боа"? И обратите внимание на краски: шоколадный, золотой, палевый, седой... Ни одного цвета в простоте типа "коричневый", "желтый", "белый". Мастер!

краскицветазвукрозысердцеТОЛев


143 просмотра
Николай ПЕРВОКЛАССНИКОВ

Комментарии

Добавить комментарий

Правила комментирования