• Подать Объявление
    и рекламу
Объявления для:

Везёт в любви – не повезёт в картах…

6 июня 1799 года родился величайший русский поэт Александр Пушкин. Его знают и почитают в нашей стране, пожалуй, все от мала до велика. Однако скажите честно: самое его великое произведение «Евгений Онегин» вы ведь ни разу не прочитали от начала до конца? Что-то вы, конечно, вспомните и даже процитируете по памяти, какие-то крылатые фразы наверняка слышали, даже не зная, что они из «Онегина», ибо их в романе великое множество…

В школе мы ещё слишком юны, чтобы осознать всю красоту романа, а потом жизнь засасывает, недосуг… Точно так же вскользь мы знаем и биографию поэта, а жизнь его была полна страстей не только любовных, но и… карточных. Причём, судя по свидетельствам очевидцев, насколько Александр был удачлив в любви, настолько же безжалостно Фортуна глумилась над ним за карточным столом: проигрывал он с незавидным постоянством. Не везёт в картах – повезёт в любви, эта поговорка как раз про него…

Вместо того, чтобы писать седьмую главу «Онегина», проиграл четвёртую…

Писать нетривиальные стихи, которыми зачитывались в салонах, и азартно играть в карты Пушкин стал, видимо, почти в одно время. А вот идея поставить стихи на кон родилась, видимо, в 20 лет. Подготовленную к печати по подписке рукопись стихов в тысячу рублей оценил «лучший из минутных друзей… минутной юности» Никита Всеволожский. И благополучно выиграл в штосс, одну из самых популярных игр того времени. Спустя четыре года Александр Сергеевич – теперь уже не начинающий, но маститый поэт – вспомнил про сию рукопись, дабы всё же издать её наконец, и обратился к Никите:

«Не могу поверить, что забыл ты меня, милый Всеволожский, ты помнишь Пушкина, проведшего с тобою столько весёлых часов… Помнишь ли, что я тебе полупродал, полупроиграл рукопись моих стихотворений? Ибо знаешь: игра несчастливая родит задор. Я раскаялся, но поздно – ныне решился я исправить свои погрешности, начиная с моих стихов. Всеволожский милый, царь не даёт мне свободы! Продай мне назад мою рукопись за ту же цену 1000 (я знаю, что ты со мной спорить не станешь, даром же взять не захочу!)»

Уладить все формальности взялся младший брат Пушкина Лев, выполнявший у поэта секретарские функции. Никита уступил рукопись за полцены. Но Пушкин игнорирует поблажки и пишет брату: «Всеволожский со мною шутит. Я должен ему 1000, а не 500, переговори с ним и благодари очень за рукопись. Он славный человек, хоть и женился». С опозданием на пять с половиной лет самая первая (по задумке) книга поэта в январе 1826 года всё-таки появилась в продаже…

Надо сказать, что брату Льву мы обязаны тем, что сохранилась для потомков пятая глава «Евгения Онегина», в которой главный герой, приударив ни с того ни с сего за Ольгой, смертельно обидел друга Ленского. С этой главой случилась замечательная история. Всё началось, опять же, со штосса, в который Пушкин сразился в Москве с тестем Льва Сергеевича А. Загряжским. Проиграв все имевшиеся в распоряжении деньги, поэт поставил на кон готовую пятую главу «Онегина». И вновь проиграл. На кон пошла пара дуэльных пистолетов – и тут наконец Фортуна улыбнулась поэту – он вернул и проигранную было главу, и все свои деньги, да ещё и выиграл полторы тысячи рублей! Но это было только начало истории…

Возвращаясь в Питер, Пушкин умудрился всё ту же злосчастную пятую главу… потерять! О чём с прискорбием сообщил в письме брату Льву. А брат Лев, хоть стихи толком писать не умел, но обладал великолепной памятью. Вышеупомянутую пятую главу «Онегина» он и читал, и слышал в исполнении поэта – этого оказалось вполне достаточно, чтобы Лев Сергеевич восстановил текст! И пятая глава вышла в печать уже в том виде, в котором её вспомнил Лев Пушкин, хотя старший брат наверняка же её посмотрел и восстановил те детали, которые, возможно, ускользнули…   

Об этой удивительной истории рассказал непосредственный участник событий А. Загряжский – её опубликовал журнал «Русская старина» в марте 1874 года.

Ставить на карту свои стихи Пушкин вовсе не считал зазорным: «Не продаётся вдохновенье, но можно рукопись продать». В канун Рождества 1826 г. Александр Сергеевич писал князю Вяземскому: «Во Пскове вместо того, чтобы писать седьмую главу «Онегина», я проиграл в штосс четвёртую. Незабавно!»

Карты, деньги, два ствола…   

Сохранилась то ли быль, то ли байка о диалоге Пушкина с императором Николаем I, весьма симпатизировавшим поэту:

— Карты спасают меня от хандры…

— Но что ж после этого твоя поэзия?

— Она служит мне средством к уплате карточных долгов, Ваше Величество…

Увы, продажи произведений великого и очень плодовитого поэта покрывали лишь часть его карточных долгов, ибо играл он по-крупному. 

Страсть к Банку! ни любовь свободы,

Ни Феб, ни дружба, ни пиры

Не отвлекли б в минувши годы

Меня от карточной игры -

Задумчивый, всю ночь, до света

Бывал готов я в эти лета

Допрашивать судьбы завет,

Налево ль выпадет валет?

Понятное дело, развлечений в пушкинскую эпоху было, конечно, маловато: охота, бильярд, карты… Охоту поэт не шибко любил, в бильярд поигрывал, но без особого азарта, зато карты были его страстью! Причём сами игры были довольно примитивными – штосс и муха, никаких умственных потуг не требовали, нужна была только удача… но она чаще игнорировала поэта, чем была на его стороне…

Несмотря на вспыльчивый характер Пушкина и невероятный азарт в игре, серьёзных конфликтов с соперниками практически не происходило. Известен лишь один случай с неким прапорщиком генерального штаба Зубовым. Проиграв, поэт назвал его жуликом, за что и был вызван на дуэль. Видимо, игра всё же была честной, погорячился Пушкин и осознал сие, потому как на дуэль он явился с фуражкой, полной черешни. Так и стоял под дулом пистолета, стреляя в оппонента разве что косточками от ягоды. Зубов, тем не менее, всё же выстрелил, но промахнулся – случайно или намеренно, история умалчивает.

Эта дуэль, кстати, была одной из пяти, в которых Александр Сергеевич реально подходил к барьеру. Стрелял три раза, попал только раз – в Дантеса, ранив его. В него стреляли все пять раз, попадание было только одно – всё тот же Дантес не промахнулся…

Эпилог. Царь погасил все долги

После смерти поэта дела его были в ужасном состоянии: 43 тысячи рублей невозвращённый долг казне,  заложенное имение отца, 92,5 тысячи – долги частным лицам, большая часть которых – карточные проигрыши. Отлично зная о денежных проблемах Пушкина, его друг Василий Жуковский сразу после смерти поэта предпринял энергичные шаги, дабы материально обеспечить осиротевшую семью. Он подготовил соответствующую записку императору Николаю I, и тот учредил специальный фонд "Опека над малолетними детьми и имуществом камер-юнкера А. С. Пушкина", распорядителем которого утвердил Жуковского.

Царь распорядился погасить АБСОЛЮТНО ВСЕ долги поэта, очистить от долга имение его отца, назначить ежегодный денежный пансион вдове (5000 р.) и дочери (1500 р.) до замужества, определить сыновей в пажи, назначив по 1500 рублей на воспитание каждого до вступления на службу. Кроме того, за счёт казны отпечатали собрание сочинений Александра Сергеевича, весь доход от продажи которого отписывался семье, ну и наконец из той же казны вдова Наталья Николаевна получила 10 тысяч рублей безвозвратно, через семь лет - ещё 25 тысяч, дабы погасить её новые долги…

историядоходигрыстрастьлюбовькартыкнигаЧеловекОхотаЛевкарточные игрыОТ и ДОТОдолгиночьденьгипродажижизньигра


345 просмотров
Алексей СУХАНОВ

Комментарии

Добавить комментарий

Правила комментирования