• Подать Объявление
    и рекламу
Объявления для:

Отгоревать и отпустить: как поставить точку в токсичных отношениях

Ася Долина – журналистка, прозаик, блогер – в 32 года переехала в Нью-Йорк, где почти случайно нашла помощь в преодолении психологической травмы. Из заметок о городе и размышлений о любви, насилии, материнстве и детстве сложилась её книга «У него ко мне был Нью-Йорк», вышедшая в Редакции Елены Шубиной. Ниже - отрывок о выходе из абьюза*.

Как уйти?

Как выйти в итоге из отношений, которые обернулись абьюзом?

Точно не одним резким движением.

И не красивым жестом.

И не эффектным кинопоступком со звонкой пощечиной в финальной сцене.

Это вообще не будет похоже на яркий эпизод, которым можно поделиться с подружкой за чашечкой капучино.

Мой Нью-Йорк, эффектная история про решительный переезд с одним пустым чемоданом… Это фасад, за которым прячутся годы труднейшей борьбы и утомительной, тягостной и мощной психической работы. 

Был момент, когда процесс психотерапии стал для меня настолько серьёзным, что его значимость перевесила прочие цели — карьеру, амбиции и даже поиск настоящей любви, она стала для меня делом жизни.

Мне было важно разобраться с собой. Долго ли я разбиралась?

Да, очень… А последние два года были особенно отчаянными. 

Потому что я уже понимала, что происходит. 

И всё равно не могла освободиться.  

Наша культура заставляет всё что угодно делать ради сохранения семьи. Она не учит уходить

Когда становится очевидно, что отношения исчерпаны и вряд ли завтра станут великолепными?

Ты можешь нагуглить теперь много статей на эту тему...  

Мне же когда-то пришлось иметь дело с практически полным информационным вакуумом. Я искала информацию сама... 

Я не могла уйти, хотя головой понимала, что хорошего ничего уже не выйдет, так как основная травма в отношениях произошла ещё в самом начале, я была брошена в двадцать три года на «Динамо» на четвёртом месяце беременности, эту рану невозможно ни излечить, ни переступить, продолжая отношения. 

Мне понадобилось несколько лет, чтобы, собственно, это и осознать: есть травмы, которые невозможно перешагнуть. Наша культура диктует прощать, быть великодушной, с достоинством и скромностью нести свою жертву и не кичиться страданиями. Наша культура заставляет всё что угодно делать ради сохранения семьи. 

Она не учит уходить. Она не учит распознавать злоупотребления. Она не учит трактовать себя как самостоятельную личность. Не учит женщину уважать и понимать себя.

Как распознать? 

Никак. Ведь партнёр, который выберет в результате абьюз, поначалу будет тоже милым, общительным, внимательным. Люди, склонные к насилию, скрывают свои тёмные стороны, они — социальные хамелеоны. 

Заточены под то, чтобы понравиться, запомниться, оставить о себе хорошее впечатление, им важно нравиться даже едва знакомым людям, закидывать острый рыболовный крюк прямо в нежную слизистую чужой души.

Научиться можно только одному — распознавать тревожные сигналы в своём собственном восприятии. Слушай себя ещё внимательнее. 

Как выйти?  

Я продолжала психотерапию, даже когда уехала из Москвы. 

Примерно через год после отъезда и разрыва связей со своей предыдущей жизнью я дождалась этого момента: моя психотерапевтка сказала очень важную фразу.

Она сказала, что минувший год стал решающим в психической динамике, и с территории военного-полевого, как она выразилась, госпиталя я переехала в санаторий.

То есть я вышла из состояния острой травмы, и психотерапия стала для меня поддерживающей практикой. Практикой, поддерживающей здоровое в целом состояние.

А не соломинкой, вытягивающей, фигурально выражаясь, с того света, чем она действительно долгое время для меня являлась. Психотерапия много раз становилась для меня единственной территорией, где принимали и защищали. А сейчас я умею находить такие опоры в своей реальной жизни.

Никогда не держи переживания в себе. Рассказывай, делись, ищи единомышленников, проси об эмпатии*.

Мой Д., кажется, ценит мои слова, мои тексты. Он стал поддержкой мне в тот труднейший период. Я не притворяюсь с ним никем.

Я — та, которая прошла через свои испытания, но сохранила в душе хулиганского ребёнка, к которому он, собственно, и протянул руки.

Почему не страшно писать? 

Мне и страшно, и стыдно, когда рассказываю то, о чём принято молчать.

Первое время после каждого поста мне было больно. Я вроде как и мечтала об открытом разговоре о своих переживаниях, но любой шаг — словно удар ножом. Я вся горела от стыда, вешала пост и не спала полночи, удаляла, вешала снова.

Целительный эффект от того, что ты проговариваешь свою историю вслух, оказался сильнее. Для меня работает. Действует. Как включить свет в комнате, которая пугает тебя в темноте кишащими монстрами.

Писать, рассказывать. О том, что пугало меня саму в своей же биографии. О фактах, которые хочется стереть. Об изменах. О газлайтинге*. О кругах насилия. О сахарных шоу и их наркотической природе, сбивающей с толку. О перверзных* манипуляциях. О терапии, снова и снова о ней.

И с каждым текстом я осмысляла и отпускала пережитый опыт. Это был мой способ сбросить с себя груз прошлого. Я приехала в Нью-Йорк трясущейся от нервного истощения запуганной козочкой, а сейчас ощущаю себя воином света. Я даже физически стала крепче. И мышцы у меня почти железные благодаря йоге.

Я была слишком сильно мотивирована перспективой обрести наконец жизнь, наполненную радостью. Не быть больше грустной и стервозной, не быть такой травмированной, быть веселее, ресурснее, спокойнее. Осознать, отгоревать и отпустить.

Каждый мой текст о боли — это воздушный шар, отпущенный в небо. 

Никогда не держи переживания в себе. Рассказывай, делись, ищи единомышленников, проси об эмпатии.

Мир не только злой, он ещё и полон поддержки, помощи, в нём много сокровищ.

forbes.ru

*Абьюз (abuse - англ., ударение на второй слог) - оскорбление, унижение и издевательство над близким человеком, не только в словесной, но и в иных формах, вплоть до физического насилия.

*Эмпатия (в переводе с греческого - страсть, страдание, чувство, ударение на второй слог) - осознанное сопереживание текущему эмоциональному состоянию другого человека без потери ощущения происхождения этого переживания. Синонимы - сочувствие, сопереживание, понимание.

*Газлайтинг - форма психологического насилия, главная задача которого — заставить человека сомневаться в объективности своего восприятия окружающей действительности, почувствовать неуверенность. Психологические манипуляции, призванные выставить индивида «дефективным», «ненормальным». Термин возник после выхода американского триллера Джорджа Кьюкора Gaslight (газовый свет) в 1944 году по одноимённой пьесе Патрика Гамильтона (1938).

* Перверзный (от лат. pervertere) — «извратить, вывернуть».

ТравмарукисочувствиекнигастрастьиспытаниясловапостпоискисторияОТ и ДОэффектТОотношенияМирНью-Йорклюдисветжизнькультура


187 просмотров

Комментарии

Добавить комментарий

Правила комментирования