• Подать Объявление
    и рекламу
Объявления для:

Отцы-основатели: Викентий Роецкий

Новосибирск готовится к юбилею - 120-летию со дня основания города. Весной 1893 года началось возведение железнодорожного моста через Обь, откуда и пошла строиться столица Сибири. Однако началу строительства предшествовала напряженная работа - и по составлению проекта моста, и по исследованию той местности, по которой протянется линия железной дороги. Как известно, Высочайший рескрипт императора Александра III на имя наследника престола Николая II был подписан 15 марта 1891 года. 19 мая того же года Николай Александрович отвез первую тачку земли на полотно будущей дороги и заложил первый камень в основание вокзала во Владивостоке. Но чтобы с наименьшими потерями проложить самую длинную в мире железную дорогу, на протяжении всей трассы работали изыскательские партии. Одну из них - пятую Колыванскую партию изыскателей - возглавлял Николай Гарин-Михайловский, заместителем у него был Викентий Роецкий. Так случилось, что в советские годы все заслуги по определению места перехода через Обь приписывались исключительно Гарину-Михайловскому; между тем велика была в этом деле и роль Викентия Роецкого, который менее известен среди отцов-основателей нашего города.

В первом вагоне музейного метропоезда в числе инженеров-железнодорожников можно увидеть и фотографию Викентия Роецкого с подписью о том, что именно он обосновал эффективность и целесообразность Кривощековского перехода через Обь. Давайте вспомним биографию этого человека.

Имя его при рождении было Викентий-Игнатий Иванович Роецки, поскольку происхождения он был польского и родился в Варшаве в 1861 году. Польша в те годы считалась частью Российской империи, поэтому не вызывает удивления, что Викентий Иванович получил высшее образование в Петербурге, причем не одно, а два: сначала он окончил Санкт-Петербургский университет "по математическому разряду физико-математического факультета со степенью кандидата", а затем Институт инженеров путей сообщения. В итоге инженерную квалификацию польский юноша получил отменную. В студенческие годы его фамилию подправили на русский лад, добавив "й" - Роецкий. Он работал инженером технического отдела Управления казенных дорог, когда было принято решение о строительстве Транссиба. Началась огромная организаторская работа, потребовались умные и энергичные инженерные кадры, и Викентий Роецкий был немедленно назначен начальником изыскательского отряда для определения местоположения железнодорожного моста через Обь.

В мае наследник престола во Владивостоке дал старт сооружению трассы, а уже в июне того же года Роецкий со своим небольшим отрядом прибыл в Сибирь. Село Кривощеково было одним из нескольких пунктов, которые предстояло исследовать прибывшим специалистам.

Руководителем работ по изысканию и строительству железной дороги в Западной Сибири от Челябинска до Оби был Константин Михайловский (видный чиновник, однофамилец Николая Георгиевича). Это в его честь назвали Михайловский лог (за нынешним "Красным факелом") и улицу Михайловскую (ныне это часть улицы Ленина). В донесении министру финансов С. Ю. Витте начальник строительства Западно-Сибирской железной дороги К. Я. Михайловский писал: "По сведениям, полученным от инженера Роецкого, оставшегося в Колывани для съемки бассейна реки Оби, изыскания для линии железной дороги по пересечении Оби у села Кривощеково произведены у нескольких поселений. Намеченный изыскателями путь, по мнению инженера Роецкого, удовлетворяет всем техническим требованиям сооружения. Переход р. Оби у села Кривощеково и р.Томи у села Тутальского на всем пространстве этих рек - лучший".

Таким образом, личный вклад талантливого молодого инженера оспорить трудно. Тем более что в 1892 году инженеру Викентию Роецкому за успешные изыскания был пожалован чин титулярного советника.

Однако не хочется бросаться из одной крайности в другую и полностью отрицать роль Гарина-Михайловского в определении места сооружения железнодорожного моста через Обь. Между двумя Михайловскими-однофамильцами существовал давний производственный конфликт, и старший из них, возможно, не желал лишний раз упомянуть в положительном контексте своего оппонента. Гарин-Михайловский, возглавляя Колыванскую партию изыскателей, летом 1891 года тоже провел очень много времени в полевых работах. Он был непосредственным начальником Роецкого и перед защитой в Петербурге Кривощековского варианта поручил Роецкому еще раз перепроверить данные изысканий и расчеты обоснования строительства железнодорожного моста через Обь именно в этом месте. Роецкий блестяще справился с задачей, подтвердив: "вариант Кривощеково" имеет явные преимущества перед другими, детальные расчеты делали его неопровержимым. На основе этих расчетов и проектировался мост. Николай Георгиевич полностью согласился с его расчетами и аргументами, одобрил их и энергично защищал в правительстве избранный вариант.

Известно ведь, что колыванские купцы и влиятельные томичи оказывали всяческое давление на всех участников принятия решения, чтобы трасса прошла через Колывань и Томск. Николай Гарин-Михайловский был не только старше Роецкого на девять лет, не только опытнее и авторитетнее его, он ведь был еще и крестником императора Николая I, а это что-то да значило в аппаратных сражениях. В общем, оба инженера внесли большой вклад в определение места строительства моста через Обь.

Роецкий и Гарин-Михайловский были изыскателями, они не строили наш мост, а только прокладывали трассу. Выполнив в наших местах свою работу, они занялись другими делами. Их труд не был кабинетным. Вместе с рабочими изыскательских партий они преодолевали все тяготы бездорожья, таежного гнуса, проходили пешком сотни километров. В повести "Инженеры" Гарин-Михайловский подробно описал эту работу; одним из прототипов повести стал, кстати, Викентий Иванович.

Изматывающий труд подорвал здоровье молодого, имевшего крепкое телосложение инженера. Чрезмерные физические и умственные нагрузки не прошли бесследно. Ему шел 34-й год, когда грозная болезнь нарушила течение его жизни. Врач Западно-Сибирской железной дороги Шмитц писал о его недуге: "...наблюдается нарушение центральной нервной системы и как следствие - расстройство пищеварительных функций". Через несколько месяцев активного лечения Роецкому вроде бы стало лучше, он вернулся к работе, ему присвоили чин коллежского асессора, родилась вторая дочка...

Однако это оказалось лишь временным улучшением. Спустя несколько месяцев тот же врач Шмитц шлет телеграмму начальнику строительства дороги Константину Михайловскому такого содержания: "Ввиду безнадежного положения прошу разрешить В.И. Роецкому приехать в Челябинск, а также назначить комиссию для медицинского освидетельствования на предмет получения усиленной пенсии".

Положение становилось все хуже, коллеги понимали, что близится конец. Вскоре Роецкому и его семье выделили специальный вагон для переезда в Варшаву, к родственникам, в надежде, что смена обстановки благоприятно скажется на его самочувствии. Однако добраться до малой родины ему было не суждено: Викентий Иванович скончался 8 марта 1896 года в Брест-Литовске, где и был похоронен. Он прожил лишь 35 лет.

Викентий Роецкий был самым молодым из яркой плеяды подвижников, основавших город. Его ранняя смерть не стала исключительным событием. Никто и не предполагал в то время, что железнодорожный мост даст начало новой столице Сибири. Пройди Транссиб в ту пору через Томск, и многое могло бы измениться. Да и другие инженеры не отличались примерным долголетием: Николай Тихомиров скончался в возрасте 43 лет, Николай Гарин-Михайловский скоропостижно умер в 54 года...


2310 просмотров
Николай Первоклассников

Комментарии

Добавить комментарий

Правила комментирования