• Подать Объявление
    и рекламу
Объявления для:

Отцы-основатели: Григорий Будагов

Петербургский сибиряк

В прошлой статье мы рассказывали о судьбе Викентия Роецкого, инженера-изыскателя, вместе с Гариным-Михайловским обосновавшего и доказавшего преимущество возведения моста через Обь у деревни Кривощеково перед другими вариантами. Сам Роецкий, как и Гарин-Михайловский, личного участия в строительстве нашего моста не принимал, он только определил место перехода через Обь. А главным инженером громадной сибирской стройки с самого ее начала был Григорий Будагов. О нем сегодня и речь.

Будагов родился в городе на Неве 2 января 1852 года. Он был ровесником и земляком Гарина-Михайловского, и учились они в Институте путей сообщения в одно время. Семья Будаговых имела армянские корни и армяно-григорианское вероисповедание. Отец его был служащим, носил чин титулярного советника. В царской России со времен Петра Великого существовало 14 классов государственных служащих. Чин титулярного советника соответствовал армейскому чину капитана пехоты. Он давал право личного дворянства, но не потомственного; только следующий по классу чин коллежского асессора позволял детям считаться дворянами от рождения. Преодолеть эту ступеньку - между девятым и восьмым чинами - было трудно, ведь дворянство остерегалось пополнять свои ряды за счет незнатных. Для многих чиновников достижение класса титулярного советника было пределом мечтаний. Отсюда в русской литературе и возник тип "безродного" титулярного советника. Это и Акакий Башмачкин в "Шинели" Гоголя, и Макар Девушкин в "Бедных людях" Достоевского, и многие другие. В свое время был популярен романс Даргомыжского:

Он был титулярный советник,

Она - генеральская дочь;

Он робко в любви объяснился,

Она прогнала его прочь.

Пошел титулярный советник

И пьянствовал с горя всю ночь,

И в винном тумане носилась

Пред ним генеральская дочь...

В общем, семья была трудовая, добросовестная, каждый рубль на счету. К учебе Григорий Будагов относился ответственно, знания давались ему легко, чему способствовали отличная память, смекалка, способность к логическому мышлению и усердие. Гимназию в Петербурге он окончил с серебряной медалью и затем прошел "полный курс наук" в Институте инженеров путей сообщения императора Александра I. После окончания института Будагов был направлен на Оренбургскую железную дорогу.

Шел 1874 год. В России это было время бурного строительства железных дорог, а значит и мостов через многочисленные наши реки.

Еще в институте на Григория Моисеевича оказал огромное влияние профессор Белелюбский, читавший там курс лекций. Это был ученый с мировым именем. Россия переходила к строительству больших мостов с металлическими пролетными конструкциями, и Белелюбский считался неформальным лидером передового отечественного мостостроения. Будагов участвовал в реализации многих проектов Белелюбского, применял по его указаниям новые строительные материалы - литое железо, железобетон, отечественный цемент.

Уже к 29 годам Григорий Моисеевич обогнал в карьерном плане отца, получив тот самый чин восьмого класса - коллежский асессор. К 1893 году, то есть к началу его работ в Ново-Николаевске, Будагов имел чин пятого класса - статский советник, которому в армейской службе соответствовало звание полковника. К этому времени Григорий Моисеевич приобрел богатый опыт сооружения больших мостов, в том числе через Волгу и Днепр. "За отлично-усердную службу и особые труды" Будагов был награжден орденами святого Владимира 4-й степени и святого Станислава 2-й степени. Таким образом, весной 1893 года на правый берег Оби, в устье реки Каменки, с группой рабочих, инструментами и материалами высадился опытный и авторитетный инженер-мостовик, отлично видевший перспективы строительства и четко понимавший свою задачу.

Будагов организовал личный состав инженеров и техников, нашел подрядчиков по сборке, клепке кессонов и ферм, по погружению в воду кессонов и каменных опор, начал заготавливать строительный камень, укладывать железнодорожный путь от места стройки до берега Оби, заказал поставку 350 тысяч пудов железа с Воткинского и рельсов с Тагильского заводов.

Подготовительные работы заняли чуть больше года. Торжественная закладка самого моста состоялась 20 июля 1894 года. А уже 31 марта 1897 года мост открыли для постоянного движения, связав Западно-Сибирскую линию (от Челябинска до Оби) и Средне-Сибирскую (от Оби до Красноярска). Возведенный по проекту инженеров Н. Белелюбского и Н. Богуславского мост отличался оригинальностью как один из первых в России мостов, пролеты которого перекрывались конструкциями консольно-балочного типа. Его опоры из местного камня покоились на гранитном скальном основании.

Заканчивал сооружение моста уже другой инженер - Николай Тихомиров, а Григорий Будагов был переведен на постройку Средне-Сибирской железной дороги в качестве заместителя Н. Меженинова. В 1897 году сибирские труды Будагова отмечены очередной государственной наградой - орденом святой Анны 2-й степени. В октябре 1899 года приказом МПС Будагов, уже имея генеральский чин действительного статского советника, перевелся на Московско-Казанскую железную дорогу - главным инженером по постройке ее новых линий.

Однако через несколько лет Григория Моисеевича вернули в Сибирь. В Петербурге его считали уже едва ли не коренным сибиряком. Транссиб успешно действовал на огромном протяжении от Урала до Тихого океана, но русско-японская война доказала необходимость модернизации дороги. Ведь при первом строительстве магистрали предполагалось ограничить движение тремя парами поездов в сутки. Уже в 1902 году проект провозной способности перекрыли в три раза. При этом особой сложностью отличались горные участки между Ачинском и станицей Иннокентьевской. Встал вопрос о сооружении второго пути. Начальником работ по переустройству горных участков и был назначен Будагов. Управление по переустройству горных участков во главе с Будаговым находилось в Томске с 1905 по 1913 год. И в этом качестве Григорий Моисеевич проявил отменные творческие и организаторские способности, не забывал постоянно заботиться о здоровье и досуге многочисленного коллектива железнодорожных строителей. В знак благодарности сибиряки назвали одну из станций бывшей Средне-Сибирской дороги Будагово. Правда, в советское время ее переименовали в безликую Первомайскую, но затем одумались и вернули станции имя талантливого и самоотверженного инженера.

На этом служба Будагова в Сибири не завершилась. Ему поручили правительственный надзор за проектированием полотна, мостов, депо и других объектов Алтайской железной дороги. Его же утвердили и главным начальником работ по ее постройке. Линия протяженностью более 700 верст должна была пройти в направлении Семипалатинск - Барнаул - Ново-Николаевск с веткой от станции Алтайской до Бийска. Сооружение линии началось в июне 1912 года и было досрочно закончено 21 октября 1915 года; Алтайская железная дорога соединила житницу Сибири с Транссибирской магистралью, что благотворно сказалось на развитии всей страны. Григорий Будагов в очередной раз расставался с Ново-Николаевском, пожелав ему "дальнейшего роста и развития во всех отношениях", выразил признательность городскому самоуправлению за все оказанные ему знаки внимания и доброе расположение. Напомним, что основанные им школа и библиотека продолжали работать, а улица Трактовая была переименована в Будаговскую (ныне Большевистская).

После Октябрьской революции Григорий Моисеевич служил в Наркомате путей сообщения. Скончался 24 декабря 1921 года в возрасте 69 лет.

Его дело продолжил сын Григорий Григорьевич, тоже инженер-мостостроитель, которому выпало жить в иную, менее добрую эпоху. Он дважды был арестован как "враг народа". Сначала в 1930 году - и был даже приговорен к расстрелу, но потом приговор смягчили, а через три года и вовсе сняли обвинения. Второй раз Григория Григорьевича арестовали в 1940 году и сослали в Сибирь; по иронии судьбы ему пришлось отбывать ссылку в наших краях, там, где его отец многие годы трудился на благо России. Вернулся из сибирской ссылки Григорий Будагов пожилым человеком, с подорванным здоровьем.

Цыганский табор в историческом здании

"Доска объявлений" в декабре 2011 года уже писала о печальном состоянии дома по адресу: улица Большевистская, 7, в котором когда-то жил и работал один из основателей нашего города. Статья называлась "Контора инженера Будагова гибнет". Тогда предстояли две юбилейные даты - 90-летие со дня смерти Григория Моисеевича и 160-летие со дня его рождения. Никаких решений по поводу реконструкции исторического дома в связи с этими датами принято не было. А между тем его уже давно оккупировали то ли бомжи, то ли цыгане, и вид он имел ужасный. Полное запустение, стекла кое-где выбиты и заткнуты подушками, сени покосились и могут рухнуть, крыша в дырах, потолок в пробоинах... В прошлом году обгорел угол дома. На полу груды кирпича, провалы. Но зато сохранился уникальный резной декор на окнах.

Между тем этот дом с 2000 года является официальным памятником архитектуры регионального значения. Его описание можно найти в каталоге "Памятники истории, архитектуры и монументального искусства Новосибирской области". Он кандидат на титул старейшего сохранившегося здания в нашем городе: достоверно старше его только водонапорная башня у вокзала.

Со времени той публикации прошло полтора года, и вот совет по сохранению историко-культурного наследия при губернаторе одобрил проект музейно-паркового комплекса "Городское начало", согласно которому домик Будагова на улице Большевистской должен быть отреставрирован. Внутри собираются восстановить интерьер той, теперь уже давней эпохи, в том числе найти рабочие столы, кровать и другую мебель конца XIX века. Инициатором проекта выступил Музей города Новосибирска. Его специалисты предлагают благоустроить территорию вокруг конторы, а через Большевистскую соорудить подземный или наземный пешеходный переход, который бы соединил дом Будагова с парком "Городское начало", где стоит ферма первого моста. Идея строительства перехода кажется несколько громоздкой, и поневоле возникает вопрос: может быть, целесообразнее перенести историческое здание на территорию парка? И здесь его уже как следует отреставрировать и наполнить музейным содержанием?

Всю эту работу осложняет еще один факт: в 90-е годы дом был приватизирован. Потом жильцы его просто бросили - на произвол цыганских таборов. Но ведь по закону номинальных хозяев все равно требуется отыскать и урегулировать с ними имущественные отношения (если это не было сделано раньше). Проще говоря, домик должен быть переоформлен в муниципальную собственность.

А вообще это очень отрадное решение, принятое, можно сказать, в последний момент - ведь еще год-другой, и от конторы Будагова остались бы одни руины. А сейчас еще есть возможность привести памятник культурного наследия в божеский вид.


598 просмотров
Николай Первоклассников

Комментарии

Добавить комментарий

Правила комментирования