• Подать Объявление
    и рекламу
Объявления для:

Первые жители будущего мегаполиса

Новосибирску - 120 лет. В предыдущих номерах "Доска объявлений" напомнила читателям о нескольких выдающихся инженерах - создателях железнодорожного моста, Транссиба и станции Обь; их принято называть отцами-основателями нашего города. Это Викентий Роецкий, Николай Гарин-Михайловский, Григорий Будагов, Николай Меженинов, Николай Белелюбский, Константин Михайловский, Николай Тихомиров, Владимир Жандр... Список неполный. А ведь, кроме технической интеллигенции, у истоков города стояли врачи, учителя, священники. Но кто были те землекопы, каменщики, тот многочисленный неприхотливый рабочий люд, который своими мозолистыми руками возводил столицу Сибири?

Известный краевед В.Т. Гузеева разыскала в архивах, а историк Л.М. Горюшкин опубликовал в открытой печати (можно найти в Интернете) редкий список строителей моста - первых жителей будущего Ново-Николаевска. Читать документ крайне интересно. Но сначала пара пояснений.

Село Кривощеково стояло на левом берегу Оби со времен Петра I. А вот правый берег в течение XVIII и XIX веков русские люди осваивали неохотно. Причиной отчасти служила местность - заросшая густым бором, перерезанная крутыми оврагами; все это затрудняло земледелие. Другой причиной была чатская крепость - Чертово городище (в районе метро "Октябрьская": здешние обитатели долгое время не позволяли спокойно жить новым поселенцам. Положение стало меняться в последнем десятилетии XIX века в связи с началом возведения Транссиба. Остатки чатов к тому времени поняли, что остановить русское продвижение у них больше никак не получится, а чатская знать покинула эти места гораздо раньше - ушла в Маньчжурию. Правый берег стал доступнее и безопаснее для русских поселенцев.

Вопрос о переносе села Большое Кривощеково на новое место возник еще до начала непосредственных железнодорожных работ. Дело в том, что в 1890, 1891 и 1892 годах в изгибах Оби скапливались заторы льда и весенний разлив заполнял улицы села, вызывая сильные наводнения. Некоторые расторопные жители, наиболее страдавшие от водной стихии, поспешили перебраться на противоположный берег и там образовали выселок, который считался частью Кривощекова. В списке населенных мест Томской губернии за 1893 год Кривощеково отмечено как по левую, так и правую сторону Оби. Когда возник устойчивый слух о приходе железной дороги, кривощековцы собрали сельский сход для обсуждения вопроса о переносе домов и хозяйственных построек. Случилось это в августе 1892 года. Однако в то время еще не было окончательной уверенности, что Транссиб перепрыгнет через Обь именно здесь, многие надеялись, что это случится под Колыванью, и мнения сельчан разделились. Некоторые на свой страх и риск все же перебрались в выселок, другие медлили и думали: ведь не так легко простым мужикам с семьями, со скотиной, с хозяйством отказаться от обжитого места, да и сделать это без посторонней помощи трудно. Чуть позднее массовое переселение все же состоялось: жители перебрались в деревню Бугры, в Малое Кривощеково, а кто и на правый берег. Село Большое Кривощеково, простояв на берегах Оби почти 180 лет, перестало существовать.

По другим сведениям, на правом берегу первый выселок образовали крестьяне Вятской и Пермской губерний, переселившиеся в наши края, но по каким-то обстоятельствам не закрепившиеся на обжитом левом берегу. А из Кривощекова жители на правый берег стали перебираться только с началом железнодорожных работ.

Николай Гарин-Михайловский выселок на правом берегу называл Новой деревней. Она занимала удобное место напротив Кривощекова - на взгорке, примыкавшем с правой стороны к устью Каменки. Сейчас на этой земле между улицей Фабричной и Пристанским переулком расположены склады и какие-то постройки. Ось моста и предмостной насыпи рассекла выселок почти посередине, а крутой радиус дороги, проходящей мимо храма Александра Невского, начинался от центральной улицы Новой деревни. К осени 1893 года выселок состоял из двух основных улиц, двух-трех второстепенных и трех десятков усадеб, раскинувшихся вдоль Оби.

По другим данным, первоначально, в 1889-1890 годах, выселок состоял лишь из 11 домов, и в них проживали крестьяне-пермяки, перебравшиеся сюда из Большого Кривощекова.

Вся эта земля принадлежала Кабинету, то есть царскому семейству. Появление железнодорожников привело к началу затяжной борьбы за береговую полосу двух ведомств - Кабинета и МПС. Железнодорожники поспешили освободить площадку от самовольных и бесправных застройщиков уже к 1894 году. Хижины крестьян снесли за счет казны. На их месте выросли временные бараки, конторы и мастерские. По всей вероятности, большинство вятичей и пермяков со своим скарбом перетащились на берега Каменки. Там, вдоль по Каменке, едва ли не от самого устья, и возник стихийный поселок строителей железнодорожного моста.

Чиновник разных поручений Главного управления Алтайского округа М. Сергеев 6 июля 1894 года скрупулезно составил список "разного звания лицам, самовольно заселившимся на боровом месте по обеим сторонам р. Каменки, впадающей справа в реку Обь, против села Кривощековского". Перечень жителей понадобился для взимания арендной платы за усадебную землю (у кого была усадьба). В списке 347 семей тех, кто имел хоть какое-то собственное жилье - землянку, шалаш из валежника или дом. Переписывали только глав семей - в основном, это были мужчины. А женщин в списке оказалось только три: "Солдатка Томской губ. Авдотья Бердникова, занимается торговлей. Землянка"; "Крестьянка Пермской губ. Любовь Марханова. Прачка. Землянка"; "Томская мещанка Мелания Дорошкевич, занятий не имеет. Изба сосновая".

В числе 347 жителей - 41 выходец из села Кривощекова. Автор сообщает: на железной дороге в большинстве не работают. Это означает, что они по-прежнему крестьянствовали либо занимались каким-то единоличным, малым делом по обслуживанию стройки. Вот примеры записей выходцев из Кривощекова: "Пахом Петухов. Сторож. 2 избы"; "Григорий Можаев. Дом двухэтажный, новый"; "Яков Каринькин. Две сосновые избы". Все эти переселенцы из Большого Кривощекова имели дома - кто старый, кто новый, а кто и двухэтажный; ни один из них не жил в землянке или шалаше, в отличие от пришлых крестьян из других губерний.

Еще шесть крестьянских семей пришли на стройку из разных деревень Кривощековской волости. Удивляет, что их так немного, ведь деревень-то в окрестности хватало - Толмачево, Криводановка, Бугры, Огурцово, Плотниково, Барышево... Эти шесть семей жили похуже кривощековцев; у всех избы старые, ни одной новой, а Ефим Лупиков и вовсе соорудил себе дом из валежника.

Из трехсот неместных, пришлых людей почти треть составили выходцы из Вятской и Пермской губерний. Видимо, в тех краях Сибирь пользовалась популярностью, кто-то же нахваливал наши места, агитировал пермяков и вятичей. Даже если учесть, что на родине им жилось несладко, они могли выбрать места поближе к Томску или Алтай. А они осели здесь. Значит, среди современных коренных жителей Новосибирска имеется значительная доля потомков вятичей и пермяков. А всего в списке упоминается 26 губерний, в том числе Киевская, Костромская, Курская, Воронежская... Немало первопоселенцев пришли из Сибири в Сибирь -из Томской и Тобольской губерний к нам.

Непосредственно на строительстве моста работали около двухсот названных в списке мужчин. Чаще всего их занятие так и указывалось: "Кр. Тобольской губ. Степан Пузиков. Рабочий. Дом новый"; "Кр. Пермской губ. Емельян Зайков. Рабочий. Дом старый"; "Кр. Рязанской губ. Михайло Карташев. Рабочий. Землянка". В нашем понимании это разнорабочие, землекопы, грузчики. При записи квалифицированных мастеров чиновник М. Сергеев указывал профессии: "Кр. Вятской губ. Филимон Плиткин. Плотник. Дом новый на берегу"; "Кр. Симбирской губ. Петр Пименов. Каменщик. Дом старый"; "Рядовой запаса Андрей Болотов. Слесарь. Изба и кузница из осинника".

Помимо рабочих, плотников, каменщиков, кузнецов и слесарей изредка встречаются и такие записи: "Кр. Казанской губ. Леонтий Красильников. Сапожник. Дом старый"; "Кр. Тобольской губ. Иван Шабанов. Портной. Дом новый"; "Кр. Саратовской губ. Дмитрий Ильев. Мясник. Дом старый"; "Кр. Тобольской губ. Андрей Жигарев. Пекарь. Барак осиновый".

Абсолютное большинство жителей поселка, строителей железнодорожного моста в 1894 году числились крестьянами, которые выполняли разные работы. Однако встречаются и такие записи: "Личный почетный гражданин Владимирской губ. Константин Добротводский. Слесарь. Дом старый"; "Отставной солдат из кр. Тобольской губ. Николай Кондратьев. Занятий не имеет. Изба осиновая"; "Телеграфист Средне-Сибирской железной дороги Никодим Салин. Изба осиновая"; "Отставной жандармский унтер-офицер Николай Сергеев. Ничем не занимается. Дом старый".

Читаешь эти строчки - и дух захватывает. Ну вот, например, этот жандармский унтер-офицер в отставке - зачем он здесь? Какая судьба, какой поворот жизни заставил его поселиться на берегу Каменки в старом доме, среди развалюх, землянок, нечистот, бездорожья? Написано - ничем не занимается: подразумевается - крестьянствует, то есть пашет землю, пасет скот, живет своим хозяйством. Какой же бог и зачем занес унтер-офицера сюда, в джунгли гигантской стройки, почему он не отправился крестьянствовать в обжитую деревню, в те же Сузун или Колывань? Нет, угнездился среди землянок, на крутом берегу Каменки.

Или вот прибывшая из Томска мещанка Мелания Дорошкевич, осиновая изба, занятий не имеет. Чем живет? Есть ли у нее ребятишки? Зачем она на великой стройке? Продала бы свою осиновую избу да ехала бы в цивилизацию. Ан нет - что-то ее здесь держало.

При внимательном рассмотрении списка можно заметить разницу в благосостоянии уже тогдашних жителей. Если многие удовлетворялись землянками или шалашами, то были и другие индивиды, с достатком: "Колыванский купец Матвей Чередов, имеет свой дом в с. Кривощеково, на левом берегу р. Оби. Занятий не имеет. Имеет два двухэтажных дома, в которые пускает квартирантов"; "Кр. Вятской губ. Михаил Овечкин. Торговец мелочным товаром. Лавка и отдельно изба осиновая"; "Шадринский мещанин Николай Евдокимов. Подрядчик. Две сосновые избы".

Этот список из 347 фамилий относится к стихийному поселку, который еще не имел названия. Его обозначали в документах того времени так: поселок при строительстве моста через Обь. Сами жители называли свое поселение Гусевкой, по фамилии старожила-рыбака, который первым облюбовал это место. А его фамилия, возможно, возникла по названию реки: Каменку в то время называли еще и Гусинкой. Отсюда нынешнее село Гусиный брод и нынешний Гусинобродский тракт. Это лишь часть жителей правобережья, всего в июле 1894 года их насчитывалось 764 человека. Ведь одновременно с поселком в устье Каменки возле железнодорожной станции Обь, депо и мастерских возник второй поселок, в котором проживали техники, инженеры, железнодорожники. В 1896 году оба поселка практически соединились, их разделял только овраг, через который был переброшен деревянный мостик.

Здесь селились и тысячи лет назад

В конце палеозоя, миллионы лет назад, в наших местах происходили бурные геологические процессы. Под давлением внутренних сил земли на поверхности возникли складки, разломы, по ним поднималась из глубин гранитная магма. Она растеклась под верхним слоем почвы на большие расстояния и образовала массивы гранитов Обь-Томского междуречья. Граниты кое-где вышли на поверхность, а в сужении Оби ими выложено все дно.

Красивые лесистые берега и прилегающие к ним земли Среднего Приобья издавна привлекали людей. Археологи обнаружили здесь следы многих древних культур, существовавших около 20-30 тысяч лет тому назад. В четвертом-третьем тысячелетиях до нашей эры племена охотников и рыболовов жили на берегах Оби и впадающих в нее речках. Сохранились возле Новосибирска и следы пастушеских кочевых племен эпохи бронзы - с третьего по первое тысячелетие до нашей эры.

Русские поселения появились на Средней Оби в начале XVII века. Сначала они закрепились в Притомье, а затем пошли вверх по Оби и ее притокам. В 1713 году, то есть ровно триста лет тому назад, построен Чаусский острог, в 1716 году - Бердский острог. Эти остроги заселялись русскими крестьянами, прибывавшими из Притомья, из Сосновского, Уртамского, Умревинского острогов. Но большинство пришли через Барабинские степи. Так вблизи Бердского острога появились деревни Кривощеково, Вертково, Барышево, Ирмень.

В 1733 году началось строительство Московско-Сибирского тракта. Он был проложен через Тюмень, Тобольск, Тару, Каинск, Чаусский острог, Томск и далее на восток. Чаусский острог стал важным транспортным узлом в Западной Сибири: от него пошел тракт на Алтай. Он стоит под самой Колыванью. В 1897 году в Колывани проживали 11700 человек. Сравните с другими городами Западной Сибири: Бийск имел 17200 жителей, Курган - 10300, Барнаул - 21000 человек, Томск - 53000 жителей. Московско-Сибирский тракт и близость к водному пути Оби способствовали росту Колывани и ее влиянию в регионе, однако сооружение Сибирской железной дороги положило этому конец. Родился новый фаворит - Ново-Николаевск.


2798 просмотров
Николай ПЕРВОКЛАССНИКОВ

Комментарии

Добавить комментарий

Правила комментирования