• Подать Объявление
    и рекламу
Объявления для:

Литературная карта Новосибирска

К началу XXI века в нашем городе имелось 1225 улиц, шестнадцать площадей, десять проспектов, две магистрали, шесть шоссе, один бульвар. Довольно много переулков — 420, один подъём, целых тринадцать спусков и пятнадцать… тупиков. Жить в тупике, как бы красиво он ни назывался (тупик Циолковского, к примеру), наверное, не слишком приятно, хотя в данном случае «тупик» означает не безвыходное положение, а всего лишь улицу, не имеющую сквозного прохода и проезда. С практической точки зрения, может быть, так и лучше — меньше транспортного шума.

В этой огромной и сложной уличной сети около семи десятков объектов названы именами писателей. Их более семи десятков, в данном случае точно сказать невозможно по простой причине: не всякий пишущий человек, даже автор опубликованных книг, может называться действительным поэтом, прозаиком или драматургом. Вот есть улица Герцена — хорошо, причислим его к писателям, всё же «Былое и думы» — серьёзная работа. Но можно ли считать поэтом его друга Николая Огарёва, чьим именем также названа одна из новосибирских улиц — в Первомайском районе? Да, сочинял человек слабенькие стихи и нудные поэмы, но кто их ныне знает и читает? Известность-то ему принесла не поэзия, а издательская и общественная деятельность, хотя Чернышевский и заявлял: «...с любовью будет произноситься и часто будет произноситься имя г. Огарёва, и позабыто оно будет разве тогда, когда забудется наш язык».

Вряд ли Николай Гаврилович был прав. Впрочем, судите сами, вот образчик огарёвской поэзии: «Я помню робкое желанье, тоску, сжигающую кровь, я помню ласки и признанье, я помню слёзы и любовь». Вот еще наугад взятое: «Тускло месяц дальний светит сквозь тумана, и лежит печально снежная поляна. Белые с морозу вдоль пути рядами тянутся берёзы с голыми сучками». Как-то по-детски…

А как быть с «властителями дум» — пламенными критиками Белинским, Добролюбовым, Писаревым? Они ведь были скорее публицистами, журналистами, чем писателями. Или такой мятежный персонаж как князь Кропоткин: можно ли его зачислить по писательской линии на том основании, что он автор книги воспоминаний «Записки революционера», а также трудов по этике и истории Французской революции? Тогда у нас на карте писательских имён обнаружится больше сотни.

В общем, нет чётких критериев, кто писатель, а кто нет, поэтому лучше сказать обтекаемо: в Новосибирске много улиц названы в честь знаменитых литераторов.

По одной из версий, первая тройка самых великих писателей всех времён и народов выглядит так: Гомер, Шекспир, Лев Толстой. Приятно, что наш город воздал должное двум гениям из этой троицы, посвятив улицы Шекспиру и Толстому. Может быть, когда-нибудь замахнёмся и на самого Гомера, кто знает?

Правда, улица Толстого всюду так и фигурирует — без указания имени, а ведь Толстых в русской литературе несколько, и каждый из них достоин памяти потомков. Вообще, это проблема: одни улицы в названии содержат имя и фамилию героя, а другие — только фамилию. Вот примеры: улицы Дениса Давыдова, Демьяна Бедного, Бориса Богаткова, Максима Горького, Александра Невского... А вот другой ряд: улицы Гайдара, Полежаева, Писемского, Успенского... Какого именно Успенского? Неужто автора «Чебурашки и крокодила Гены»? Или Глеба Ивановича, автора очерков «Нравы Растеряевой улицы»? Или Льва Васильевича, автора книги «Слово о словах»?

Вот ещё, к примеру, есть у нас улица Никитина в Октябрьском районе. Самый известный из многочисленных Никитиных, пожалуй, русский путешественник XV века Афанасий, его «Хождение за три моря» проходят в пятом классе школы… Многие считают, что улица названа именно в его честь – и ошибаются. В названии улицы увековечен некий воронежский поэт середины XIX века Иван Саввич Никитин, благополучно ныне забытый… Никакого отношения к Новониколаевску ни Иван, ни Афанасий не имели, но видимо кто-то из отцов-основателей города был поклонником поэта…   

Фамилий иностранных писателей на карте Новосибирска не так уж много. Можно даже сказать: удивительно мало. Кроме «Вильяма нашего Шекспира» есть чех Ярослав Гашек – вот он, по крайней мере, в тему. Автор «Бравого солдата Швейка» в своих скитаниях по Сибири побывал-таки и в Новониколаевске. Есть ещё латыш Ян Райнис, поэт-акын Джамбул, казах по национальности. Есть, конечно, украинец Шевченко (где его только нет!) – не футболист, писатель… Если тщательней поискать, можно найти, вероятно, ещё несколько фамилий, но всё равно — очень мало.

 

Улица Шекспира, кстати, совсем небольшая, великий драматург несомненно заслуживает большего. На ней десятка полтора домов, причём наряду с пяти- и девятиэтажками есть двухэтажные, довоенной постройки, неказистые бараки. Она начинается от Промышленной, пересекает проспект Дзержинского и упирается в улицу Глинки, тоже коротенькую, которая тянется за зданием администрации Дзержинского района. Из достопримечательностей улицы Шекспира можно назвать, пожалуй, старые фигурные фонари, ломбард да специализированный еврейский лицей, открытый в 2000 году. 

ЛевЧеловекпроблемаработалюбовьязыккартаулицаТОгородотношениякнигибелыегеныгородаперсонажкнязь


250 просмотров
Николай ПЕРВОКЛАССНИКОВ

Комментарии

Добавить комментарий

Правила комментирования