• Подать Объявление
    и рекламу
Объявления для:

«Пришли нам, царь-государь, гулящих жёночек, на ком жениться…»

Как и Америка, Сибирь в большей своей части населена выходцами из других регионов, где цивилизация созревала быстрее. А переселенцы как правило имеют своеобразный характер. Первыми из них в Сибири оказались беспокойные казаки российского юга и крестьяне новгородского севера. Отряд Ермака и вообще уральские казаки стали первопроходцами, но это были малочисленные, в основном военные группировки. А край нуждался в рабочих руках.

Как и полагается, вперёд шли люди риска — мужики. Среди них выделялись так называемые староверы. Освоив кусок степи или тайги, переселенцы писали царю слёзное прошение: пришли, мол, нам, царь-государь, «гулящих жёночек на ком жениться», а то, мол, с пашни «придём хлеб печём и есть варим и толчём и мелем сами. Опочиву нет ни на час. А кабы у нас жёнушки были мы хотя бы избные работы не знали...» И воеводы околоуральских городов по указанию царя собирали сибирским мужикам «на женитьбу жёнок и девок».

Дамочкам выдавали жалование, подорожные - и на государевых подводах без задержек отправляли из города в город — в наши края. Так что у коренных сибирячек в крови не случайно чертенята прыгают…

Вот так и осваивалась Сибирь — без сентиментов особых. Разодрал мужик сохой кусок тайги — затребовал жёнку. Прислали девку — родили детей, от пяти до пятнадцати разного полу. Те переженились с детьми соседских хуторов — ещё нарожали. В общем, пошёл процесс…

Большей частью шла борьба с природой, а не с аборигенами. Русский мужик уживчив, хотя характер имеет суровый. Вводить крепостное право в Сибири поостереглись. Отсюда дерзкое поведение: «Сибиряк безо всякого приглашения прямо садился и несмотря ни на какое начальство сидел при нём и разговаривал самым непринуждённым образом... Сибиряки ужасно много пьют. Всякий двунадесятый праздник справляется неделю, если не более. Накануне праздника уже начинают расхаживать по улицам деревни пьяные мужики, мрачно изрыгая четырёхэтажные ругательства, по части которых сибиряк и в трезвом виде такой мастер, что перед ним сконфузится любой «российский» мужик», — писал сын известного путешественника Семёнова-Тян-Шанского.

Поток переселенцев резко возрос во второй половине XIX века. Если до 1885 года за Урал переехали около трёхсот тысяч человек, то в последующие двадцать лет их число превысило полтора миллиона. Рост населения Сибири, в частности, и потребовал строительства железной дороги. Однако местного населения катастрофически не хватало для строительных работ такого масштаба. Ежегодно на сооружении Западно-Сибирской железной дороги — от Челябинска до Оби — трудилось около 22 тысяч человек. В приуральских территориях половину из них составляли жители окрестных деревень, но чем дальше на восток продвигалась магистраль, тем меньше находилось местных рабочих рук.

Среди строителей встречались семейные артели старообрядцев — до сорока человек. Такая артель брала подряд — урок, выполняла его к началу полевых работ и возвращалась в деревню. Вспахав и посеяв, старообрядцы вновь появлялись на стройке — до сенокоса. Рядом с ними работали солдаты, ссыльные и арестанты. Но они выполняли простые земляные и карьерные работы, а квалифицированным трудом занимались выходцы из европейской России. Железнодорожники, плотники, каменщики, кузнецы, слесари ехали в Сибирь из разных губерний, образуя профессиональные или земляческие сообщества. Так, например, в Новониколаевске на улице Кузнецкой (ныне Ленина) жили кузнецы, а на улице Саратовской — саратовцы, на Сузунской (ныне Восход) — сузунцы. Все начальники участков и дистанций Западно-Сибирской железной дороги оканчивали Петербургский институт путей сообщения: отсюда начинается тесная связь Петербурга с Новосибирском и на семейном уровне, которая стала более очевидной в годы Великой Отечественной войны.

Вместе с инженером Будаговым весной 1893 года прибыли специалисты, с которыми он строил Самарско-Златоустовскую железную дорогу, и некоторые их потомки продолжают жить здесь, в Новосибирске, основанном их прадедами. В работах по непосредственному сооружению железнодорожного моста через Обь повседневно участвовали три с лишним сотни профессионалов — каменотесов, плотников, кузнецов, облицовщиков; а всего на сооружении мостовых объектов постоянно вкалывали пять тысяч чернорабочих. Летом прибавлялось около десяти тысяч сезонных работяг. Понятное дело, эти людские массы жили обычной человеческой жизнью — гуляли, любили, рожали... И оседали на территориях будущего сибирского мегаполиса…

К 1896 году в посёлке возникли первые улицы: Кривощёковская, Каинская, Колыванская — на них проживали, соответственно, выходцы из этих поселений. Например, только с 1896 по 1901 год в посёлок Новониколаевский переехало около трёх тысяч жителей старинного сибирского села Колывань.

В первой половине двадцатых годов прошлого века усилился приток населения в Новониколаевск из центральной части страны и из сибирской деревни — в связи с жуткими лишениями и голодом. По данным переписи, в 1926 году в Новосибирске проживало более 120 тысяч человек, то есть население удвоилось за первую половину двадцатых годов. Большую роль в этом сыграл новый — столичный — статус нашего города…

ОТ и ДОАмерикахлебОбьдорогиНовый годЧеловекТОгороднаселениеСибирьстраныповедениеростсибирякборьбалюдигородапраздникдеревниновый


153 просмотра
Николай ПЕРВОКЛАССНИКОВ

Комментарии

Добавить комментарий

Правила комментирования