• Подать Объявление
    и рекламу
Объявления для:

До 1912 года в Новониколаевске был один автомобиль и один мотоциклет

Автомобили прописывались в нашем городе медленно, трудно, с перебоями. Совершенно точно можно сказать, что первые сорок лет жизни Новониколаевска–Новосибирска бал на его улицах правили лошади со своими хозяевами–извозчиками. Очень редко прохожих и животных пугал шум автомобильного мотора и рёв клаксона. А до 1912 года, то есть в первое двадцатилетие существования города, в Новониколаевске вообще числились… один автомобиль и один мотоцикл. Причём оба экзотических для тех времён транспортных средства принадлежали одному человеку – купцу Маштакову.

Автомобиль «Форд» (по другой информации — «Даймлер») и мотоцикл фирмы «Нортон», по всей вероятности, принадлежали Иннокентию Маштакову. Именитый купец Фёдор Маштаков приобрёл автомобиль в 1907 году в подарок сыну Иннокентию, показывавшему усердие в учёбе. Парень оканчивал Реальное училище и, видимо, проявлял пылкий интерес к технике.

Писатель Анатолий Брат в своей книжке «Сказ о городе» так описывает один из эпизодов:

«Откуда ни возьмись, стал настигать повозку чёрный, с лакированными боками железный «зверь». Не выдержала погони лошадёнка. Испугалась рычащего мотором «зверя». Закосила бешено глазом, шарахнулась на обочину, норовя опрокинуть коляску, вывалить ездоков. Заругался извозчик:

— Язви его! Балует Кеша, купеческий сынок! Ну, попадёшься мне в глухом переулке! — грозит вслед кулаком.

А за рулём, усмехаясь, сидит шофёр в большой клетчатой кепке–аэродроме, пылезащитных очках и кожаных рукавицах–крагах по самые локти. В ответ поквакал извозчику в железную дудку с грушей и порулил дальше.

Маршрут у Кеши обычно известный: сначала возле своего дома припаркует шикарный автомобиль американской марки «Форд» с цепной передачей. Как шофёр, попинает баллоны колёс, сам весь в кожу затянутый — куртка с поясом, галифе из кожи и высокие зашнурованные сапоги — «американский джентльмен»! Посигналит клаксоном. Это он свою сестру торопит, чтобы быстрее собиралась в поездку.

Семья купцов Маштаковых живёт на втором этаже краснокирпичного особняка, а на первом — мануфактурный магазин. Здесь на широких деревянных прилавках лежали отрезы тканей, меха, предлагались драгоценности, женские украшения и французские духи.

Купцы — зажиточное сословие, отцы города — ставили свои краснокирпичные терема на пересечении улиц, где света больше и подъезд с товарами удобнее».

Дом купца Федора Маштакова на Красном проспекте, 9 в настоящее время является памятником архитектуры областного значения. В нём сейчас располагается Новосибирское государственное художественное училище, а в годы Гражданской войны и после неё там располагались различные организации, в том числе краеведческий музей.

Более точные сведения, чем об автомобиле, имеются в отношении мотоцикла, или как говорили в те времена — мотоциклета, английской фирмы «Нортон», изготовленном в 1909 году в Бирмингеме. Он тоже принадлежал Иннокентию Маштакову: видимо, парень, намучившись на жутких дорогах с изящным фаэтоном, упросил отца купить более неприхотливую и надёжную вещь.

Этот мотоцикл каким–то чудом сохранился до наших дней. В 1972 году его передали в Новосибирский краеведческий музей, и теперь он украшает один из залов, в котором рассказывается о дореволюционной жизни новониколаевцев. Выглядит двухколёсное чудо вполне современно и прилично: кажется — подкачай шины, залей в бак бензин — и можно ехать…

Местное изобретение 20-х годов - автомобусы

В 1923 году по городу колесило уже 175 автомобилей. В том же году наши предки попытались наладить автобусное сообщение. Они установили на два трёхтонных грузовика американского производства «Уайт» кузовы вместимостью 12 пассажиров. Назвали это сооружение «автомобусами». Чтобы доехать в них от железнодорожного вокзала до центрального рынка (тогда он располагался на площади Ленина), пассажиры учиняли потасовки, драки, в двенадцатиместный кузов влезало гораздо больше... Ездили «автомобусы» недолго, только по правому берегу Оби и только летом: зимой замерзали, а весной и осенью застревали в грязи. Настоящие автобусы появились у нас в 1929 году.

Причину такой низкой автомобилизации следует искать прежде всего в отвратительном качестве дорог. Дороги наши во все времена наводили тоску и ужас. Вот какие заметки публиковались в новониколаевских газетах сто лет тому назад:

«На многих улицах города весенней водой вымыло глубокие рвы, направленные и вдоль, и поперёк улиц, что делает проход по ним почти невозможным. В настоящее время рвы эти заравниваются, и чем же? Тем неизменным бесплатным материалом, в избытке собранном в городе», — писала «Обская жизнь», деликатно называя навоз «бесплатным материалом».

«С наступлением вечера улиц уже не видно: мерцают вдали настолько слабые огоньки, что возле самого фонаря встречные обоюдно разбивают лбы», — иронизировала «Сибирская жизнь».

«Попробуйте пройти улицей — справа лужа, слева канава, посередине непроходимая грязь... «Куда же её денешь, не слопаешь», — говорили новониколаевцы и так убедительно разводили при этом руками, что дальнейший разговор был немыслим», — дополняла картинку «Народная летопись».

Ясное дело, по такой непролази только на лошадях и впору было передвигаться, любая техника вязла. Несмотря на все усилия властей, в период с 1911 по 1916 год в городе замостили камнем только двенадцать километров улиц. Сбоку от проезжей части пытались строить деревянные тротуары, но они были далеко не везде. Зимой снег так заметал улицы, что с трудом прочищали только центральную их часть, по которой ходили пешком и ездили на лошадях: на расчистку тротуаров от снега сил уже не хватало. Да и как было вывезти за город такие огромные снежные массы? Ливневой канализации не существовало, вот и превращался город в весенние месяцы, при таянии льда и снега, в мутное месиво навоза и жидкой грязи.

Да и во всей Сибири дорог тогда не было — были одни направления. Болотистая почва в сочетании с дикими перепадами температуры в семьдесят градусов ставила перед дорожниками сложнейшие инженерные задачи.

Мочищенский прорыв

Сохранилась инструкция 1926 года, согласно которой улицы делились на три категории по характеру тротуаров. На центральных улицах в людных местах (Красный проспект, Советская, Сибревкома и т. д.) рекомендовалось устраивать тротуары из тёсаного камня в сочетании с цементными плитами. На менее оживлённых частях тех же центральных улиц и некоторых других важных магистралях требовалось сооружать деревянные тротуары. Третью группу улиц, например в Ипподромском районе, оснащали шлаковыми и земляными тротуарами. Как их делали? Ставили две доски на ребро, а пространство между ними заполняли чем придётся — строительным мусором, песком, глиной. Разумеется, первый же дождь делал такой «тротуар» непроходимым.
Технологическим прорывом специалисты называют сооружение восьмикилометровой дороги Новосибирск — Мочище, начатое в 1927 году. Дорога была названа опытной, предусматривались варианты: булыжная мостовая, щебёночное шоссе, гравийное шоссе, шлаковое покрытие. Остановились на гравийном варианте.

В Мочище ещё до революции нашли запасы камня. Вела к карьеру полевая просёлочная дорога, совершенно непроходимая даже в летний период дождей, ну а весной и осенью — тем более. Её пересекали три крутых оврага и множество мелких ям. К 1931 году сооружение мочищенской дороги закончили. Тогда же карьер вышел на солидную по тем временам мощность — двести тысяч тонн камня в год.

Специалисты городской дорожной конторы, получив материал для покрытия, дружно взялись за дело. К началу 1932 года в городе было замощено 417 тысяч квадратных метров проезжей части улиц; дорожники за один только 1932-й год замостили сразу 160 тысяч квадратных метров — свыше четверти того объёма, что был выполнен за предыдущие почти сорок лет.

К этому времени в Новосибирске уже работали автобусы — четыре маршрута. Но машин, конечно, было очень мало. Немецкий архитектор Рудольф Волтерс, работавший у нас в 1932 году, в своей книжке «Специалист в Сибири» писал: «Автомобилей в Новосибирске очень мало. Только несколько маленьких «Фордов» и немецких грузовиков. Самый большой аттракцион — два «Паккарда», из которых один водит генерал сибирской армии, другой — партийный шеф».

Правила уличного движения в Новосибирске появились в 1926 году

В конце концов учёные подобрали удачный для нашего климата состав асфальта, и наши улицы начали примерять асфальтовый наряд. Безусловно, энергичное благоустройство городских улиц в предвоенное десятилетие способствовало росту количества автомобилей в столице Сибири.

В 1926 году было принято постановление о правилах уличного движения в Новосибирске. Горожанам «воспрещалось загораживать тротуары, рубить на улицах железо, пилить дрова, пускать бумажные змеи, шары, играть в мячи, городки, бабки и другие игры, за исключением мест, специально отведенных». В транспорте не разрешалось курить, не разрешалось оставлять экипаж или машину без присмотра, запрещалось ездить с высокой скоростью по ночам: экипажи должны были «ехать шагом», автомобили — «тихим ходом»…

снегФордБензинАвтобусыдорожникидорогаавтомобильдорогиправилаигрысемьядомОТ и ДОмузейТОмощностьНовосибирскгородукрашенияархитекторБакизобретениевариантыавтомобилипространствогородажизнькупитьдомашиныжелезоавтомобиль годаподарокпервыйинструкцияужасправила игры


103 просмотра
Николай ПЕРВОКЛАССНИКОВ

Комментарии

Добавить комментарий

Правила комментирования