• Подать Объявление
    и рекламу
Объявления для:

Уникальный купол Оперного театра

С древнейших времен люди венчали куполами храмы и церкви. Позднее, начиная с XVII века, купол стали использовать при сооружении и других зданий — цирков, выставочных павильонов, планетариев, театров, даже складских помещений. Дело в том, что купол — не только яркий, эффектный элемент архитектуры, но и довольно рациональное, удобное покрытие.

Каждый купол - это сложнейшее и уникальное архитектурное произведение. Купол Новосибирского театра оперы и балета для своего времени был один из самых больших по диаметру и самых тонкостенных куполов такого типа во всём мире.

Первым столь масштабным произведением из железобетона диаметром 67 м и высотой 42 м стал Зал столетия (по случаю 100-летней годовщины победы союзных войск над армией Наполеона под Лейпцигом в 1813 году) во Вроцлаве (Бреслау) в 1911-1913 гг. по проекту немецкого архитектора Макса Берга.

Ещё более масштабный железобетонный купол диаметром 67 м был возведён над зданием рынка в Лейпциге.

Что касается России, точнее Советского Союза, в начале тридцатых годов прошлого века монолитные железобетонные купола уже использовали в строительстве, но все они были значительно меньше нашего проекта — от 10 до 30 метров в диаметре. Подобный купол накрывал фойе кинотеатра «Ударник» в Москве.

Понятно, что архитекторы боялись увеличивать размеры такого типа куполов, поскольку не были уверены в надёжности конструкции и прочности материала. Не существовало и отлаженной технологии сооружения таких сложных железобетонных элементов на большой высоте.

По проекту купол представлял собой железобетонную оболочку диаметром 60 метров с толщиной рабочей конструкции всего восемь сантиметров. Высота 35 метров, это отметка десятиэтажного здания — в эпоху, когда массовые застройки Новосибирска не поднимались выше второго этажа. Вес оболочки купола 800 тонн. Площадь — 3600 квадратных метров. Соотношение поверхности оболочки и её толщины в три раза меньше скорлупы куриного яйца: у нашего купола это 1/750, а у яйца — 1/250.

В первую же свою командировку в Москву в качестве начальника строительства Сергей Полыгалин подробно обсуждал со специалистами Гипростроя, в первую очередь с авторами проекта купола — профессором Пастернаком и инженером Матэри, типы опалубки и методы возведения купола. Сергей Александрович выступал за тип опалубки, оставляющий свободное место для амортизатора. Тогда остановились на двух вариантах опалубки — на башнях и на фермах. Решили сравнить их стоимость.

В конце 1932 года комсод (комитет содействия строительству) детально обсудил проблему сооружения купола. Приняли предложение главного инженера Полыгалина (он в течение шести лет своего участия в строительстве занимал разные должности) возвести опалубку по фермам и поставить их на опору в центре зрительного зала. Таким приёмом из цепочки работ устранялась трудоёмкая операция по поднятию на высоту двадцати метров (шести этажей!) тяжеленных, в четыре тонны, и громоздких, длиной тридцать метров, ферм опалубки. Их собирали на плоском перекрытии вестибюля, уже построенном к тому времени. Хозрасчётная бригада плотников Гранкина начала собирать фермы летом 1933 года. На первую ферму ушло 35 дней — больше месяца. Зато на последующие уходило не больше десяти дней, а последнюю собрали вообще за день.

В центре амфитеатра из брёвен соорудили башню, похожую на древние осадные орудия. Она была восьмигранной, брёвна крепились между собой болтами и железными хомутами. Замысел был такой: один конец фермы опирается на башню, а другой — на стойку у стены кулуаров. Здесь хитроумно использовали бутылочные домкраты и деревянные песочницы. В каждой песочнице установили поршень в цилиндре. Цилиндры заполнили чистым промытым песком и сделали в них отверстия. Естественно, до поры отверстия заткнули пробками. После окончания бетонных работ для снятия опалубки пробки вынимали, чистый песок высыпался из цилиндров, поршни опускались, и вместе с ними опускались фермы со всей опалубкой. А железобетонный купол оставался на месте — уже готовый.

Фермы обшили гладкой рейкой, покрыли олифой — чтобы рейки легко отделялись от бетона. Бригадир В. Сидоров синим карандашом расчертил на опалубке места расположения фурнитуры. Блоки из двух ферм надвигали по брускам, обильно смазанным зелёным мылом. Тянули стальными тросами: внизу стояли лебёдки, от которых тросы шли через башню.

Ферм было 29, на каждую отводили по плану один день. Однако первую ферму надвинули за четыре часа, а последующие за пятнадцать дней. В сентябре 1933 года на стройку с инспекцией приехал профессор Пастернак. Он высоко оценил качество работ. В частности, про опалубку купола высказался: «Что касается устройства опалубки для купола диаметром 60 метров над зрительным залом, то произведённую работу можно оценить как большое и новое достижение в области устройства подмостей и опалубки для сферических куполов больших размеров. Здесь строительная организация дала вполне равноценную с проектной конторой творческую работу, выполняя рабочие чертежи прямо прекрасным образом в отношении качества и рациональности методов производства».

В конце сентября 1933 года приступили к бетонированию купола. Верхнюю, более пологую часть, бетонировали вручную, а нижнюю, более крутую, заливали цементными пушками в два приёма слоями по четыре сантиметра. Работы шли споро, но грянуло осеннее ненастье. Строителям сильно мешали дожди, внезапные похолодания, ранний снег. Бетон укрывали от холода кошмами, как новорожденных телят. Освобождать купол от опалубки решили весной. Опалубку требовалось снять одновременно по всей поверхности купола; малейшее его искривление могло привести к разрушению хрупкой конструкции.

Десятого мая 1934 года опалубку осторожненько опустили на один миллиметр: рабочие по команде вытаскивали пробки из цилиндров, песок высыпался, поршни садились... Обследовали купол — трещин не обнаружили. В тот же день опустили опалубку ещё на три миллиметра, но бетон не отстал от дерева. На другой день опалубку опустили ещё на 14 миллиметров и смогли снизу просунуть между ней и бетоном тонкую полоску железа. Однако в середине купола и вверху опалубка от бетона не желала отставать. 12 мая опалубку опустили ещё на 18 миллиметров, при этом она наконец–то отстала от бетона по всей поверхности купола. Специалисты зафиксировали самостоятельную работу конструкции. Это случилось спустя три года после закладки первого камня Дома науки и культуры. Дефектов в бетоне не обнаружили, качество работы признали хорошим. Таким образом, 12 мая 1934 года работы по сооружению тонкостенной оболочки железобетонного купола будущего театра оперы и балета были закончены. Наступил новый этап строительства.

В 1936–37 годах была возведена фигурная металлическая кровля над железобетонным куполом. Сначала, ещё летом 1934 года, для защиты железобетонной оболочки купола от морозов и атмосферных осадков её внешнюю поверхность обложили пенобетонными плитами толщиной 12 сантиметров. Затем по куполу установили облегающие его фермы высотой два метра. Их обшили плотной обрешёткой, а уже на неё уложили металлическую кровлю.

Создатели купола

Инженер–строитель Сергей Полыгалин возводил Дом науки и культуры с первого дня этой гигантской стройки и до декабря 1937 года, когда был... арестован. Сейчас непонятно, страшно и удивительно, как и почему сталинская машина репрессий давила и уничтожала таких талантливых людей, каким был новосибирский инженер Полыгалин. Ему не исполнилось и сорока лет, когда он получил «двадцать лет без права переписки» — фактически смертный приговор.

Сергей Александрович в 1924 году окончил инженерно–строительный факультет Томского технологического института и был направлен на работу в Новониколаевск. Здесь работал начальником участка Горстроя, получил опыт на сооружении Центральной гостиницы (Доходного дома), затем руководил строительством 1–й поликлиники. Вполне заслуженно именно Полыгалину доверили строительство огромного театра. В марте 1931 года комсод командировал Полыгалина в Москву для изучения и согласования проекта ДНиК, а 19 апреля того же года приказал «ввиду крайне ответственной конструкции здания театра, её сложности, новизны, колоссальности размеров закрепить инженера Полыгалина С. А. исключительно на постройке театра, освободив его от других объектов».

19 мая решением горсовета Сергей Александрович назначен начальником строительства театра. С 1 декабря 1932 года постановлением комсода на Полыгалина возлагаются обязанности главного инженера строительства всего ДНиК. Кроме того, он руководил возведением жилого дома для артистов на улице Романова, 35, здания школы №42 (ныне гимназия №1), реконструкцией здания театра «Красный Факел», оформлением интерьеров Клуба имени Сталина (ныне "Кобра").

Этот инженер–самородок внёс неоценимый вклад в сооружение нашего оперного театра. Его реабилитировали в 1956 году: конечно, никаких преступлений он не совершал, работал честно, не щадя своих сил и здоровья.

Инженер–строитель Пётр Пастернак стал автором конструкции уникального купола оперного театра. Родился 20 января 1885 года в Одессе. Вскоре вся его семья эмигрировала в Швейцарию. В Цюрихе в 1910 году Пастернак окончил Высшее техническое училище, работал там же и в Женеве. С 1914 по 1920 год Петр Леонтьевич состоял в должности главного инженера Черноморского строительного общества в Петербурге. В 1918 году создал при Комитете госсооружений учебную мастерскую по проектированию железобетонных сооружений. В годы Гражданской войны вернулся в Швейцарию, где защитил докторскую диссертацию. До 1929 года был доцентом Высшего технического училища в Цюрихе.

В 1929 году ВСНХ (Всесоюзный совет народного хозяйства) пригласил Пастернака в Москву для технического руководства Гипростроем. Именно здесь Пётр Леонтьевич возглавил проектирование железобетонной оболочки купола Дома науки и культуры. В сентябре 1933 года он приезжал в Новосибирск для надзора за бетонированием купола.

Ему принадлежит ряд важных исследований в области строительной механики стержневых систем и теории упругости, а также исследований, связанных с разработкой инженерных методов расчёта железобетонных конструкций.

Умер Пётр Леонтьевич в 1963 году.

Инженер–строитель Борис Матэри вместе с Пастернаком является автором конструкции купола оперного театра. Родился Борис Фернандович в городе Новороссийске в 1902 году в семье железнодорожного служащего. Прадед его был родом с Корсики, служил офицером наполеоновской армии, после поражения французов в 1812 году остался в России, женился. Борис Матэри окончил в 1930 году строительный факультет Московского высшего технического училища имени Баумана. Тема его дипломного проекта — «Железобетонный ангар для гидросамолётов с покрытием из монолитных тонкостенных железобетонных оболочек».

По окончании МВТУ работал с Пастернаком в проектной конторе «Гипрострой». Участвовал в проектировании зданий и сооружений Камского бумажного комбината, корпусов Магнитки, театра Красной Армии в Москве, в проектировании конструкции новосибирского Дома науки и культуры. Именно он выполнил статические расчёты, конструирование и метод возведения тонкостенной оболочки купола. В 1933 году Матэри был командирован в Новосибирск для авторского надзора за строительством купола.

Работая в Московском Метропроекте, он разработал типовую методику расчёта тюбингов, предложил замену чугунных тюбингов железобетонными. В годы Великой Отечественной войны был эвакуирован в Барнаул. Участвовал в переоборудовании заводов в Рубцовске и Каменогорске. С 1943 по 1946 год работал в Москве над восстановлением разрушенных предприятий. В 1946 году его арестовали и сослали в Новосибирскую область. За что, почему — неизвестно, но хотя бы не расстреляли. Работал в Новосибирске в Промстройпроекте, Кузбассгипрошахте над проектированием шахт, обогатительных фабрик, разрезов. В 1956 году награжден орденом «Знак Почёта».

В 1968 году вышел на пенсию, спустя четыре года умер. Похоронен на Заельцовском кладбище.

снегвесНовый годмашинасемьядомОТ и ДОпробкистроительствосооруженияТОНовосибирскстоимостьЖеневеобязанностиправаэтапкладбищелюдидомаяйцадостижениепесокзданиярабочиеочередьместостеныместатехнологииновоеновый


161 просмотр
Николай ПЕРВОКЛАССНИКОВ

Комментарии

Добавить комментарий

Правила комментирования