• Подать Объявление
    и рекламу
Объявления для:

С наганом, шашкой и свистком

Начало нашему городу, как известно, было положено одновременно со строительством железнодорожного моста через Обь. Руководили сооружением Транссиба грамотные и интеллигентные инженеры, ставшие основателями Ново–Николаевска. Но работали на строительстве железной дороги в большинстве своём люди пришлые, временные артели, всевозможные бродяги и в лучшем случае — крестьяне из ближних деревень. Условия труда и жизни в первые годы были очень сложные: нормально питаться, лечиться, одеваться и отдыхать было негде.

Понятно, что такая обстановка способствовала не только возникновению болезней, но и ожесточала людей, толкала их на преступления. На великую стройку охотно ехали разного рода мазурики, чтобы силой или хитростью отнять у наивных и неграмотных мужиков полученные теми гроши. Настоящим бедствием можно назвать нашествие карточных шулеров. Чем было заняться работягам после тяжёлого трудового дня? Особо нечем, вот и играли в карты: азарт скрашивал тяготы существования. И, конечно, проигрывали свои последние штаны карточным гастролёрам, которые умели обманывать мастерски, весело, с артистизмом.

Другой напастью молодого посёлка было пьянство. В периоды церковных праздников - например, на Рождество или Пасху, гуляли так широко, что потом неделями залечивали синяки и шишки, сломанные кости и выбитые зубы. История сохранила свидетельство о чудовищной массовой пьяной драке, случившейся в Ново–Николаевске в день коронации Николая Второго в мае 1896 года. Строители на станции Кривощёково и в самом посёлке разгромили питейные дома, выбили двери в кутузке и освободили задержанных; пьяная толпа требовала выдачи денег для продолжения праздника... 

Итогом гулянки стали два трупа и восемь раненых. Это, конечно, не Ходынка в Москве, где затоптали более тысячи человек, однако для небольшого посёлка событие чрезвычайное. Осуществлявшие в то время правоохранительную деятельность один полицейский надзиратель, командированный из Кузнецка, и несколько урядников усмирить буйство сотен вошедших в кураж хмельных мужиков не имели возможности.

После такого массового буйства губернское и даже столичное начальство всерьёз задумалось о создании в молодом поселении собственного полицейского надзора. Началась переписка и обсуждение вопроса о должностях и окладах полицейских чинов. Наконец 12 марта 1897 года Томский губернатор Ломачевский (тот самый Асинкрит Асинкритович, именем которого долгое время называлась нынешняя улица Чаплыгина) назначил первым полицейским приставом Ново–Николаевска коллежского секретаря Копейкина, а его помощником — отставного казачьего хорунжего Лебедева. В декабре того же года в их распоряжение поступили десять стражников. Это было хоть что–то, но таких сил оказалось явно мало для установления в быстро растущем посёлке должного порядка.

Только получение статуса безуездного города позволило сформировать в 1904 году серьёзный правоохранительный орган — Новониколаевское городское полицейское управление, НГПУ. Кто же знал, что через пару десятков лет аббревиатура ГПУ (Государственное политическое управление при НКВД) будет наводить страх не столько на преступников, сколько на свободно мыслящих людей? Её станут расшифровывать так: Гибель, Паника, Ужас...

Наше полицейское управление в начале прошлого века находилось вблизи Новобазарной площади (ныне площадь Ленина) на улице Барнаульской (теперь улица Щетинкина). Оно состояло из трёх участков — Центрального, Вокзального и Закаменского в соответствии с делением тогда города на эти три района. В каждом из трёх участков было по два околотка, которые возглавлялись околоточными надзирателями; им подчинялись городовые служители. В каждой пятёрке городовых назначался старший из их числа. Самым сложным участком был Закаменский. Он и в советские годы считался довольно криминальным районом. По крутым берегам речки Каменки до тех пор, пока её не упрятали в бетонную трубу, ютились, наползали друг на друга, строились без всякого порядка домишки, сарайчики, полуземлянки, бараки, в которых легко терялись жулики и мошенники всех мастей.

В 1907 году при НГПУ было создано подразделение ночной охраны из гражданских лиц. В состав управления входила и городская пожарная команда.

От нижних чинов требовалось умение писать и читать, отсутствие судимостей и возраст — не младше 25 лет. Предпочтение отдавали тем, кто служил в армии, особенно в артиллерии и кавалерии. Руководящие полицейские чины не выделялись в отдельную категорию и были по сути чиновниками администрации губернатора. Он по своей воле мог их перевести на другую должность или вообще уволить.

Полицейские носили тёмно–зелёный мундир и брюки серо–синего цвета. Городовые служители на плечах имели двойные шнуры из оранжевой шерсти, а полицейские чиновники — шнуры золотого или серебристого цвета. На околыше фуражки или шапки крепилась выше кокарды бляха с гербом Томской губернии. В качестве оружия городовые имели револьверы (до 1904 года они вынуждены были покупать их на свои средства), саблю, а также свисток на шее и медный знак с номером на груди.

Финансирование осуществлялось частично из государственного бюджета, частично - из бюджета общественного самоуправления. Пешие рядовые получали 25 рублей в месяц, конные — 35, пристав — 50, а сам полицмейстер — 75 рублей в месяц. В случае гибели рядового полицейского семья получала разовую небольшую помощь. Рассчитывать на пенсию размером 90 рублей могли лишь те городовые, которые прослужили в полиции тридцать лет. Сейчас сложно сказать, были ли довольны своим положением царские полицейские: одни историки считают, что они получали хорошие по тем временам деньги, другие утверждают, что низкие заработки озлобляли их и толкали на преступления. Одно несомненно: дефицит кадров был.

По нормативам в Ново–Николаевске при населении в 60 тысяч жителей в штате должны были находиться 120 городовых, а в реальности их насчитывалось лишь 48 человек — 15 пеших и 33 конных. Кроме патрулирования улиц полицейские надзиратели и приставы должны были обеспечивать дежурство в театре во время спектаклей, в городском торговом корпусе, на ипподроме, в городском саду «Альгамбра» и других общественных местах. В обязанности полиции входило задержание подозрительных типов, привлечение к ответственности за нарушение паспортной прописки, за нищенство и нелегальную проституцию, за оскорбления личности и нарушение строительного устава, за неосторожную езду. Полицейские имели право ареста пьяных до вытрезвления или для установления личности, расследований по возникающим подозрениям, дознаний по анонимным письмам и заявлениям. В общем, работы было немало, причём работы хлопотной, неблагодарной...

ЧеловекдорогикартыкостисемьястроителиулицаисторияОбьОТ и ДОРождествоТОприставыпьянствообязанностимошенникиденьгинарушениелюдигородадомазубыуправлениеинженерыужасцвета


140 просмотров
Николай ПЕРВОКЛАССНИКОВ

Комментарии

Добавить комментарий

Правила комментирования