• Подать Объявление
    и рекламу
Объявления для:

Был Эйховским, стал Первомайским

Первомайским район назвали в 1938 году, а образован он был пятью годами ранее — 20 сентября 1933 года. До образования административной единицы этот район народ называл попросту Транспортным. Поначалу официально, не мудрствуя лукаво, назвали его по речке Ине — Инской...

Станция Инская

Железная дорога дала жизнь городу Новосибирску. Она же дала жизнь и Первомайскому району. В 1928 году в южной части города началось строительство крупной сортировочной станции.

Планы первой пятилетки делали жизненной необходимостью промышленную связь Кузнецкого угольного бассейна с рудными сокровищами Урала и Средней Азии. Уже в 1931 году из Новосибирска на сортировочную станцию ходили рабочие пригородные поезда. В 1933 году станция получила имя Эйхе. 20 апреля 1934 года на Кузбасс был отправлен первый грузовой состав с уральской рудой. Первый пассажирский вокзал на станции построили в 1936 году, современный вокзал — в 1975 году.

Инская стала в Советском Союзе третьей по мощности после сортировочных станций в Москве и Ленинграде. И сейчас это крупнейший железнодорожный узел в Сибири. Длина её путей, если их развернуть в одну линию, составит около 200 километров. На станции более пятисот стрелочных переводов, абсолютное большинство которых централизовано. В сутки специалисты Инской принимают и отправляют шестнадцать тысяч вагонов, формируют 150 поездов. Станция Инская получила в апреле 2001 года статус сортировочной станции сетевого значения. Она работает на пять направлений. Площадь станции превышает восемьсот тысяч квадратных метров.

За восемь десятилетий вокруг станции выросли династии железнодорожников. Есть здесь и свой фольклор: то ли были, то ли легенды — трудно сказать. Одна из них связана с эпопеей Анатолия Иванова «Вечный зов». Увлекательный этот роман в своё время был экранизирован, имел заслуженный шумный успех. Известно, что писатель несколько лет прожил в Новосибирске, конечно, бывал на станции Инской и в пригородных поездах ездил частенько. А в те послевоенные годы на Инской проживал безногий нищий солдат, который передвигался при помощи рук на доске–каталке. Что было покалеченному солдату делать? Он распевал в пригородных вагонах жалостливые песни, просил милостыню: страшное эхо войны... И вот будто бы с этого реального инвалида войны Иванов «списал» образ Кирьяна Инютина, потерявшего в боях обе ноги и не желавшего обременять собой жену Анфису.

«Там, в Инской, его надо день и ночь поджидать, там у таких вагонных попрошаек сборное место, — сказала дочка той старухи Глафиры Дементьевны, которая написала Анфисе письмо. — Поездят и туда возвращаются. Видно, бражку, да и водку там где–то достают, спят где–то». Станция Инская — большой посёлок, дома в нём почти все деревянные, одноэтажные, почерневшие от времени и морозов, вокзальчик небольшой, каменный, похожий на длинный сарай. На липких столах с утра до вечера хлебали выдаваемые по карточкам жиденькие борщи железнодорожники — стрелочники, слесаря, кондукторы, путевые рабочие. Часто за этими же столами сидели люди из тех, кого Надежда называла «вагонными попрошайками»; их можно было сразу отличить — у кого не было руки, у кого ноги, шинели и тужурки на них рваные, мятые, грязные, и главное — они всегда были пьяными. Поездов через Инскую проходило много, над станцией день и ночь стоял паровозный дым, угольная сажа сверху сыпалась круглосуточно, снег здесь никогда не был белым».

В сериале на вокзале станции, куда приезжает Анфиса в поисках мужа, можно разглядеть надпись «Инская». А вот сцена встречи из романа:

«И, оттолкнувшись от вагона, Анфиса дико, на всю станцию, закричала:

— Кирья–я–ан!

Подбегая потом к нему, она уже видела, что это он. На крик её он повернул обросшее, грязное, давно не мытое лицо, толстые, заскорузлые губы его перекосились, в глубоко запавших глазах плескался, всё более разгораясь, смертельный испуг, будто к нему не жена приближалась, а смерть.

— Родимый! — выдохнула она и рухнула перед ним, тычась головой в грязные, стылые доски перрона, в то место, где у него должны быть колени.

— Анфис... Анфис! — пробормотал он хрипло и пьяно. И, забыв свои деревянные колодки, которыми при передвижении отталкивался от земли, голыми руками уперся в осклизлые доски, подкатился к ней вплотную, взял в ладони её растрепанную голову.

— Я тебя нашла... я тебя всё равно нашла! — глотая целыми горстями слёзы, хрипела она.

...Безмолвно смотрели на эту человеческую трагедию военных лет женщина и трое мужчин, помогавших Кирьяну сойти на землю, проводницы и пассажиры из близстоящих вагонов, случайно проходившие мимо люди. У каждого из них в это тяжкое время были свои заботы, свои дела, а может быть, и свое горе горькое, но они, забыв о нём, стояли и смотрели, потрясённые».

Из Инского в Эйховский

Вернёмся от литературы к истории. Нейтральное название "Инской" коммунистам, видимо, не понравилось, партийная верхушка скоро одумалась: ведь среди большевиков каждый мнил себя стратегом! Ткни пальцем наугад — либо гениальный вождь, либо враг народа. Часто вожди становились врагами, а враги вождями. В общем, уже через девять дней Инской район переименовали в Эйховский, по имени тогдашнего партийного хозяина Западной Сибири.

Роберт Эйхе в то время ещё не стал врагом народа, а пребывал в роли вождя. Этот латыш в 1924 году стал заместителем председателя Сибревкома (высший чрезвычайный орган власти в Сибири), а затем выдвинулся на первые роли. С 1929 года он — первый секретарь Сибирского крайкома ВКП(б), с 1930 — Западно–Сибирского крайкома ВКП(б). Годы–то были горячие. Сын прибалтийского батрака стал волею судеб организатором сибирской коллективизации и раскулачивания.

Командовал кровавым процессом жёстко. Например, в телеграмме Сталину 7 марта 1933 года Эйхе предлагал «принять, устроить на Нарымском, Тарском севере 500 тысяч спецпереселенцев». Полмиллиона — едва ли не два тогдашних Новосибирска! Только за один 1930-й год «тройка» ОГПУ Западной Сибири, в которую по партийной линии входил Эйхе, осудила более 16 тысяч человек, причем 4762 приговорила к расстрелу.

Этот деятель не знал жалости не только к простым мужикам и бабам, но и к бывшим товарищам по партии. В декабре 1936 года на пленуме ЦК он заявил с трибуны: «Вот, товарищ Сталин, отправляли в ссылку несколько отдельных эшелонов троцкистов, я ничего более гнусного не слыхал, чем то, что говорили отправляемые на Колыму троцкисты. Они кричали красноармейцам: «Японцы и фашисты будут вас резать, а мы будем им помогать». Для какого чёрта, товарищи, отправлять таких людей в ссылку? Их нужно расстреливать. Товарищ Сталин, мы поступаем слишком мягко».

Этот настрой, видимо, пришёлся по душе «отцу народов», и уже в следующем году Эйхе из Новосибирска поехал в Москву — на повышение. Его назначили наркомом земледелия СССР, то есть министром сельского хозяйства. Но скоро лишился должности, а затем и жизни Ежов, следом за ним отправился его горячий сторонник Роберт Эйхе. Его арестовали 29 апреля 1938 года. Предъявили обвинение в шпионаже и создании Латышской фашистской партии. Берия задавал ему вопрос: «Признаёшься, что ты шпион?». Эйхе отвечал: «Нет, не признаю». Эйхе сбивали на пол резиновыми дубинками, пинали, поднимали, и Берия снова спрашивал: «Признаёшь?». — «Нет, не признаю». У Роберта вытек выбитый глаз. Ни в каком шпионаже он не признался. Но всё равно его расстреляли — 2 февраля 1940 года, на пятидесятом году жизни. Ещё штрих: бывший министр СССР и партийный лидер Сибири имел лишь начальное образование, некогда ему было учиться...

Эта история стала одним из самых ярких эпизодов антисталинского доклада Хрущёва на ХХ съезде партии. Хрущёв цитировал отрывки письма Эйхе Сталину, в котором сибирский деспот настаивал на своей невиновности и подробно описывал физические истязания, которым его подвергали. Интересно, думал ли в тюрьме Роберт Индрикович, когда сочинял письмо Сталину, о тех тысячах сибирских крестьян, которых он губил, подписывая расстрельные реестры?

Из Эйховского в Первомайский

Эйхе ещё только арестовали, вину его в шпионаже или чём–то другом никто не доказал, а Эйховский район в Новосибирске в том же 1938 году скоренько переименовали в Первомайский, заодно и станцию Эйхе — в Инскую. Улицу именем Эйхе назвали позже — после его реабилитации в 1956 году, решив, что если Хрущёв сказал «невиновен» — значит так оно и есть.

Первомай при советской власти праздновали широко, называли Международным днём солидарности трудящихся всех стран. На демонстрации выходили не только эти самые трудящиеся, но и студенты, школьники, домохозяйки. Они несли плакаты, воздушные шарики и гармошки, на трибунах стояли почётные гости и хозяева. На тех весенних гуляниях народ выглядел бодрее, чем в ноябре: всё же месяц май, а не промозглая осень.

Потом классовую борьбу трудящихся с буржуями отменили, и «новые русские» буржуи Первомай переименовали, назвали его попроще и политически корректно: Праздник весны и труда. На демонстрации стали ходить преимущественно коммунисты со знамёнами и пенсионеры с портретами Сталина. А потом в Новосибирске родились бесшабашные молодежно–эпатажные «монстрации» с абсурдистско–оппозиционным уклоном... Секретарей горкома заменил организатор «монстраций» Артём Лоскутов.

На первую такую монстрацию в 2004 году вышли несколько десятков молодых людей, дальше – больше, теперь оригинальную идею поддерживают во многих российских городах. Власть наша долгое время традиционно относилась к шествию как ко всему новому – разгоняла и рассеивала участников, задерживала организаторов. Теперь вроде смирилась…

Однако почти в каждом городе стараниями бывших партийных деятелей сохранилась память о советском пролетарском празднике — в виде многочисленных улиц Первомайских, кинотеатров «Первомайских» и целых Первомайских районов. Как в Новосибирске, например, есть Первомайский район, есть станция Первомайская, а также улица Первомайская — между прочим, самая длинная во всем нашем громадном поселении. Многие заблуждаются, считая самой длинной новосибирской улицей Красный проспект. Это не так: Первомайская улица протянулась на семь километров, а Красный проспект — на 6,7 км.

До недавнего времени Первомайский район представлял собой большие массивы одноэтажных частных построек, среди которых изредка возвышались многоквартирные дома. Экономический кризис ударил по строительной отрасли и нашего города, и строительные компании в поисках выгодного бизнеса начали перемещаться из элитного сектора в отдалённые места. Земля в Первомайке оказалась востребованной. Здесь появляются один за другим новые жилые массивы — «Весенний», «Берёзовое» и другие.

Откровенно говоря, жилые массивы ужасные - собранные в кучу однотипные многоэтажные панельные дома, уродующие души в них живущих, плохая инфраструктура. Современными их назвать при всём желании нельзя: в прошлом веке такое же уродство было создано ранее на Затулинке, но с меньшим количеством этажей, в этом же ряду Восточный или Молодёжный жилмассив, параллельно строящийся микрорайон "Чистая слобода", единственным ярким пятном которого является новая школа... Увы, те, кто у руля власти в городе, что в прошлом веке, что в нынешнем, не сильно озабочены тем, в каких домах и жилых районах предлагают жить тысячам новосибирцев. Сами они в таких местах жить не будут...

Справка

Площадь Первомайского района — около 72 квадратных километров (третье место после Заельцовского и Советского). Протяжённость с запада на восток около семи километров, с юга на север — более восьми километров.

Население — около 90 тысяч человек (меньше жителей только в Центральном (около 80 тысяч) и Железнодорожном (65 тысяч).

Имеет пока самую низкую в Новосибирске плотность населения.

Крупнейшие предприятия района — распределительная железнодорожная станция Инская, Новосибирский стрелочный завод, Новосибирский электровозоремонтный завод.

В районе работают Электромеханический колледж транспортного строительства, техникум железнодорожного транспорта, 14 средних школ, 14 детских садов, спортивный комплекс «Первомайский», стадион «Локомотив».

В районе одиннадцать автобусных маршрутов, две железнодорожных станции, разъезд, пять остановочных пунктов железной дороги.

При въезде в район между шоссе и рекой Иня расположено парниковое хозяйство с теплицами. Когда–то здесь был лесопитомник, в наши дни основное место занимают цветы: розы, лилии, ирисы, пионы, гладиолусы.

На территории Первомайского района на улице Звёздной находится широко известная в узких кругах Исправительная колония №3. Улица Звёздная — хорошо... В Омске вроде подобная колония располагается на улице Энтузиастов - тоже неплохо...

кризисуспехцветыженщинарукиЧеловекгубыдорогаосеньснегдорогижилмассивстанцияулицаисторияОТ и ДОстадионстроительствоТОнаселениеновая жизньпамятьнищийночьтолстыелюдигородажизньдомасарайрозыгостипраздникрабочиеместопервыйА77местаобразованиеинфраструктура


31 просмотр
Николай ПЕРВОКЛАССНИКОВ

Комментарии

Добавить комментарий

Правила комментирования