• Подать Объявление
    и рекламу
Объявления для:

Повторение трагедии

Прозаик Роман Сенчин – сибиряк, в декабре ему исполнится 50 лет. Родился в Кызыле в семье служащих. В 1993 году Сенчины вынуждены были покинуть Туву – межнациональные отношения делали жизнь в Кызыле неуютной. На новом месте, в Красноярском крае, семья занялась фермерским хозяйством.

После службы в армии (Карелия) Роман Валерьевич жил в Абакане, в Минусинске, работал где придётся – грузчиком, дворником, монтажником... Всё это было временными занятиями, поскольку он твёрдо решил стать писателем. В 1995 году появились первые его рассказы в местных изданиях. Скоро его тексты напечатал московский влиятельный журнал «Наш современник». В 1996–2001 Сенчин учился в Литературном институте, регулярно публиковался в толстых журналах.

Его перу принадлежат романы и повести «Минус», «Нубук», «Ёлтышевы», «Информация», несколько сборников рассказов. В 2009 году «Ёлтышевы» были включены в короткий список главных литературных премий России, широко обсуждались в прессе. Настоящий успех пришёл к Сенчину шесть лет назад: роман «Зона затопления» получил третью премию «Большая книга».

Речь в нём идёт о строительстве Богучанской ГЭС, которое продолжалось с 1974 по 2014 год, то есть сорок лет – своеобразный антирекорд. Валентин Распутин (именно ему Сенчин посвятил своё произведение) называл эту стройку преступлением, многие считают, что это действительно повторение трагедии для сибирской природы и для местных жителей. Богучанская ГЭС стала четвёртой в каскаде электростанцией на реке Ангаре. В зону затопления снова попали огромные лесные массивы, которые так и остались на дне рукотворного моря; погибли пашни, изломаны судьбы жителей десятков сёл и деревень, на грань выживания поставлены ценные породы рыбы, скрылись под водой археологические объекты, нанесён ущерб реке Ангаре, а соответственно и Байкалу.

Громадная ГЭС сооружалась без современной оценки воздействия на окружающую среду. Против возведения ГЭС высказывались общественные организации, Гринпис, Всемирный фонд дикой природы. Но победили деньги.

Владеют Богучанской ГЭС компания «РусГидро» (её основатель – Анатолий Чубайс) и Объединённая компания «Русал» (президент - Олег Дерипаска). Контроль за финансовой деятельностью гидроэлектростанции осуществляется через оффшоры. Государству согласно Водному кодексу принадлежит Богучанское водохранилище. Из федерального бюджета направлялись миллиарды рублей на подготовку зоны затопления, переселение жителей, археологические работы - в общем, все социальные и экологические проблемы решало государство, а частные фирмы вкладывались лишь в строительство инженерно-технического комплекса, однако прибыль получают они, а в бюджет идут лишь налоги. Но какие налоги, если деньги в оффшоре?

Роман «Зона затопления» начинается с телефонного разговора двух важных людей, в художественных образах которых угадываются руководитель РАО «ЕЭС России» и президент страны.

Глава первая. Телефонный разговор

– Привет, Володь, пять минут уделить можешь?

– Да, могу... А что случилось?

– Ничего-ничего, всё нормально... Идейка тут возникла одна.

– Толя, у меня от твоих идеек всегда мороз по коже...

– Да ничего страшного. Я по Красноярскому краю езжу, и тут, оказывается, есть ГЭС-недостройчик...

– Хм, у нас, если не ошибаюсь, больше десятка таких.

– Ну вот. А эта практически готова. Процентов на шестьдесят. Бросили в начале девяностых. Плотина почти закончена, машинные залы... В общем, довести до ума ничего не стоит.

– Знаю я твоё «ничего не стоит».

– Нет-нет, Володь, на этот раз действительно! Вложиться, конечно, придётся, но не так чтобы...

– А зачем? Нам электричества не хватает, что ли? Ты сам докладывал о мощностях...

– Смотря на что, Володь... Если рекламу и ёлочки расцветить, то – да. Но... Электричество можно и продавать... иностранным партнёрам. Там Китай недалече, уверен, они заинтересуются.

– Китайцы сами полсотни электростанций строят.

– Ничего, им мало не будет... Алюминиевый завод поставим. Алюминий везде востребован...

– Тебе бы лишь торговать.

– Ну, без этого нельзя – рынок. А главное-то не в этом, Володь.

– А в чём?

– Понимаешь, Володь, пуск новой ГЭС, причём мощной, стратегической – это такой имиджевый плюс! Сколько лет, типа, всё разрушали да разрушали, высасывали советское наследство, а вот теперь взяли и созиднули в конце концов. Сами, своими руками!.. А, как?

– Не знаю... Разумно, конечно...

– А то! Толя плохого не посоветует.

– Ещё бы...

– Так как, принимаешь предложение?

– Хм, такие вопросы так не решаются. Не телефонный разговор…

– Да почему? Наоборот, телефонный. Для этого телефоны и изобрели... Не с грамоткой месяц скакать с берегов Енисея... Давай, Володя, так: я набросаю указ, а ты потом глянешь...

– Какой указ?

– Ну, типа, «О мерах по социально-экономическому развитию Красноярского края». И главным пунктом сделаем пуск ГЭС, строительство алюминиевого завода. Типа, это даст ощутимый толчок развитию... Человечкам работу дадим. Смотреть страшно на них. Болтаются...

– А что за место вообще? Национальный округ какой-нибудь?

– Нет-нет, русские!

– Ну, хоть это нормально. А то опять вони не оберёшься: оленьи пастбища портим, традиционный уклад нарушаем...

– Это твоих нефтяников дела. У меня чисто: электроэнергия. Плотина, пруд, и погнал вырабатывать...

– Да уж... И что, переселять кого-то придётся?

– В смысле?

– Ну – пруд. Знаю я эти пруды со Швейцарию.

– Там уж в восьмидесятые почти всех переселили. Осталось тысяч пять. Маргиналы да пенсы. Ещё несколько колоний – специально в своё время туда на поселение отправляли, территорию под водохранилище готовить.

– И как, приготовили?

– Да говорю: почти всё готово. Я бы к тебе с сомнительным проектом и не совался... Давай, Володь, дай отмашку.

– И кто будет доводить до ума?

– В плане денег?

– Ну а в каком ещё?..

– Часть моё РАО будет вкладывать, часть, думаю, надо на Олежку повесить.

– На какого Олежку?

– Ну, на Баняску. Он же у нас алюминиевым королём назначен. Хочет ещё алюминия – пускай инвестирует.

– Заартачится. Ему и существующих заводов хватает.

– От возможности расти никто не отказывался. Тем более можно надавить. У тебя ведь на него много накоплено. Не захочет – поедет или в Европу от дел отдыхать, или в Забайкалье куда-нибудь шить носки. Прецеденты-то есть.

– У меня на всех накоплено...

– Да понимаю, понимаю. У меня тоже, кстати... Ну, в правильном смысле... К тому же Олежек меня киданул недавно, надо, чтоб отработал.

– И что, у вас хватит собственных средств ГЭС построить?

– Достроить, Володь, до-стро-ить. Все только рады будут, благодарны. Без дураков!.. А деньги найдём...

– Угу, в госбюджете. Или в стабфонде. Алёша истерику закатит.

– Гарантирую, туда не полезем. В крайнем случае воспользуемся английским правом...

– Это что ещё?

– Ну, это долго объяснять... Сложный экономический термин...

– Так-так, началось.

– Нет, Володь, никаких этих самых, как тут в Сибири говорят. Всё в рамках рыночной экономики... Алло?

– Думаю... А кому будет принадлежать ГЭС в итоге?

– А кому у нас всё принадлежит, Володь?.. Всё будет правильно. И Михал Иваныча не забудем.

– Но-но!

– А что, все мы люди, Володь. Ничто человеческое не должно быть нам чуждо... Но в первую очередь нужно думать об общем деле. Мы ведь хотим видеть Россию встроенной в общемировое пространство.

– У, перестань... Вообще-то, конечно, если верить твоим словам, проект интересный.

– И интересный, и полезный. Тебе, Володь, в первую очередь полезный. Войдёшь в историю России... Алло, Володь, ты куда пропал?

– Что ж, можно попробовать.

– «Попробовать»... Это слово должно исчезнуть из твоего лексикона. Нужно твёрже быть. «Решить», «сделать», «реализовать»!

– Всё-всё, перестань. И так голова пухнет.

– В общем, пишу рыбу указа, а ты Баняску подготовь. Пускай впрягается.

– Может, посоветоваться, собрать специалистов?

– Да что ж это?! Советская власть десять лет уж кончилась, а ты всё – «посоветоваться». Скажи ещё, политбюро собрать. Дело надо делать, Володь, а не советоваться... Ты для дела Россию на руки поднял.

– Толя, я устал тебя слушать. Даю добро, и – пока.

– Спасибо! До связи!

рукиуспехкнигабюджетсемьякомпанияОТ и ДОпроектстроительствоКитайпрезидентТОотношениястранысибирякморозденьгилюдиосновательОлег Дерипаскапространствожизньинформацияалюминийрынокущербочередьместорыбыготовитьприбыльпроблемыруководитель


238 просмотров
Роман СЕНЧИН, «Зона затопления», 2015 год

Комментарии

Добавить комментарий

Правила комментирования