• Подать Объявление
    и рекламу
Объявления для:

Фиговый листок

В переносном смысле фиговый листок - это лицемерное прикрытие заведомо бесстыдного, нечестного. Так трактуется в глубоко уважаемом мною «Словаре русского языка» С. Ожегова. Почему именно фиговым? Не самый крупный и не самый мелкий лист у этого дерева среди прочих лиственных… Но в отличие от прочих у него есть своя достаточно интересная история!

Говоря современным языком, фиговый листок – это дресс-код времён Адама и Евы. Который стал таковым с лёгкой руки… церкви. Ибо примерно с XVI века скульпторы непременно использовали этот лёгкий атрибут… одежды для прикрытия интимных частей обнажённого тела. Иначе могли возникнуть неприятности с поборниками нравственности в сутане. Причём достаточно серьёзные неприятности, ибо времена были дикие, чуть что – на костёр или калёным железом по телу, жуткое дело! Вот и появлялись фиговые листки там, где… всем понятно, что должно быть.

Почему культовыми стали именно фиговые, а не, скажем, берёзовые листья? Потому как в Ветхом Завете рассказывается, как после грехопадения Адам и Ева познали стыд и опоясали себя листьями смоковницы (фигового дерева): «И открылись глаза у них, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания». В общем, приоделись…

Неприличным изображать нагое тело считалось, впрочем, не всегда. Более того – в искусстве существовал культ красивого тела. Но в средние века церковная верхушка во времена так называемой Контрреформации вдруг посчитала изображение интимных особенностей вовсе даже неприличными – ну и пошла мода на фиговые листки в искусстве.

Например, потрясающую роспись Микеланджело Сикстинской капеллы начала XVI века святые отцы слегка подредактировали, добавив в авторский вариант... 293 фиговых листочка! Если кто был в этой капелле, то помнит, что там сплошная обнажёнка. Сейчас-то вроде справедливость восстановили, все половые органы можно рассмотреть во всём их подобии и разнообразии.

Подобные листики, только гипсовые, появились и на творениях скульпторов античности — Фидия, Поликлета, Праксителя. Самый замечательный исторический факт - это «великая кастрация» 1857 года, когда 65-летний ярый апологет нравственности римский папа Пий IX одной недоброй тёмной ночью собственноручно, вооружившись киянкой и молотком, яростно отбивал у статуй пенисы. Ну варвар, не иначе! Прикрой чем-нибудь, но не круши! На место крушения спешно водружали всё те же фиговые листки. Не натуральные, понятно, гипсовые…

Любопытен и такой факт. В том же 1857 году великий герцог Тосканы подарил королеве Британии Виктории пятиметровую копию статуи Давида Микеланджело. Королева была слегка (даже, пожалуй, не слегка) шокирована громоздкостью и реалистичностью мужских достоинств этого обнажённого подарка и решила на всякий случай не оставлять шедевр у себя, передав его в музей декоративно-прикладного искусства, к созданию которого она вместе с мужем, принцем Альбертом, приложила руку.

Красавец Давид, хоть и мраморный, смутил не только королеву. Многие впечатлительные жёны вельможных особ, которые в то время и мужа-то в постели стеснялись подробно разглядывать, при виде столь неприкрытой красоты махом падали в обморок, а их мужья просили директора музея прикрыть чем-нибудь это «безобразие». Нет, ну ежели сама статуя в три раза больше обычного мужика, то и самая выдающаяся её часть, понятное дело, впечатляла своими размерами. Причём великий скульптор сумел высечь в прочнейшем мраморе все мельчайшие подробности столь тонкого органа – это действительно высокое искусство, и запросто могло вызвать шок у дам, воспитанных в пуританском духе…

Директор музея, естественно, защищал шедевр от нападок: «…антикварную галерею очень часто посещают частные преподаватели для обучения молодых студенток, но никто их этих девушек никогда не жаловался, даже косвенно…» (из документов музея 1903 г.).

Но, тем не менее, дабы не смущать жён высокопоставленных особ (хоть жаловались, между прочим, не жёны, а мужья!), англо-итальянской фирме Brucciani & D был заказан приличных размеров фиговый листок (где-то с полметра!). При любом высоком посещении сия «шторка» прикреплялась к лону Давида с помощью двух специальных крючков, а потом благополучно снималась. И нравственность соблюли, и шедевр не попортили. Не то что варвар Пий IX…

Сегодняшних эмансипированных дам уже ничем не смутишь, и посему тот самый гипсовый фиговый листок давно пылится где-то на складе музея…

рукиисторияискусствомузейТОмодакрасавецместо


208 просмотров
Алексей СУХАНОВ

Комментарии

Добавить комментарий

Правила комментирования