• Подать Объявление
    и рекламу
Объявления для:

Тунеядство - это дело творческое...

Согласно словарю С. Ожегова, тунеядец - это человек, который живёт на чужой счёт, чужим трудом; бездельник. Синоним - дармоед. Причём дармоед - абсолютный двойник по строению. Если с последним всё ясно - даром ест, то с тунеядцем чуть сложнее, ибо оба слова, составившие его, старославянские, растворившиеся в океане истории.

Наречие «туне» в старославянском языке употреблялось в значении «зря, напрасно». Оно, кстати, сохранилось в присказке: «все старания втуне», хотя те, кто на автомате произносят эту знакомую с детства фразу, вряд ли задумываются над тем, что это за «втуне» такое. А «ядец» — это не менее старославянское «едок», от столь же старославянского «ясти» (есть). Стало быть, тунеядец в буквальном смысле — человек, которого напрасно кормят, тот же дармоед.

«Тунеядец» звучит как-то интеллигентнее, а тунеядство как явление даже оставило свой заметный след в истории нашей страны и её уголовного кодекса. 4 мая 1961 года президиум Верховного совета РСФСР принял указ «Об усилении борьбы с лицами (бездельниками, тунеядцами, паразитами), уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни». Согласно этому указу гражданин мог быть привлечён к ответственности по статье 209 Уголовного кодекса РСФСР «Тунеядство», если не трудился «во благо Родины» в течение четырёх месяцев. Для женщин, впрочем, на воспитании которых находились маленькие дети, всё же делалось исключение.

«Совершеннолетние трудоспособные граждане, не желающие выполнять важнейшую конституционную обязанность — честно трудиться по своим способностям, уклоняющиеся от общественно-полезного труда и ведущие антиобщественный паразитический образ жизни, привлекаются по решению исполнительного комитета районного (городского) Совета депутатов трудящихся к общественно полезному труду на предприятиях (стройках), расположенных в районе их постоянного места жительства или других местностях в пределах данной области, края, автономной республики», — следовало из текста указа.

Москвичи, жители Московской области и ленинградцы, «уклоняющиеся от общественно полезного труда и ведущие антиобщественный паразитический образ жизни», подлежали выселению из двух столиц на срок от двух до пяти лет. Имущество осуждённого при этом могли конфисковать как нажитое «нечестным путём».

Преследование за тунеядство грозило не только полукриминальным элементам, которым официальное трудоустройство было «в падлу», но и людям творческим - писателям, поэтам, музыкантам, живущим за счёт гонораров и нигде не устроенным официально. Кому-то удавалось фиктивно где-то пристроиться, кому-то нет...

Наиболее известным «тунеядцем» в шестидесятых годах стал будущий Нобелевский лауреат Иосиф Бродский. В начале 1964 года в Ленинграде над ним состоялся суд, на котором состоялся сей любопытный диалог молодого 23-летнего поэта с судьёй (стенограмма каким-то чудом сохранилась):

Судья: Где вы работали?

Бродский: На заводе. В геологических партиях.

Судья: Сколько вы работали на заводе?

Бродский: Год.

Судья: Кем?

Бродский: Фрезеровщиком.

Судья: А вообще какая ваша специальность?

Бродский: Поэт, поэт-переводчик.

Судья: А кто это признал, что вы поэт? Кто причислил вас к поэтам?

Бродский: Никто. А кто причислил меня к роду человеческому?

Судья: А вы учились этому?

Бродский: Чему?

Судья: Чтобы быть поэтом? Не пытались кончить вуз, где готовят... где учат...

Бродский: Я не думал... я не думал, что это даётся образованием.

Судья: А чем же?

Бродский: Я думаю, это... (растерянно) от Бога...

По итогам судебного слушания Бродского отправили в психиатрическую больницу для проведения экспертизы. Эксперты пришли к выводу о трудоспособности поэта и возможности применения административных мер.

Весной того же года состоялось ещё одно судебное заседание, по итогам которого Бродский получил по максимуму — пять лет принудительных работ. Его отправили в совхоз «Даниловский» Архангельской области на сельхозработы. В свободное от работы время, естественно, он занимался любимым делом - писал стихи.

Через полтора года под давлением зарубежной общественности срок Бродскому сократили до фактически отбытого. Спустя ещё семь лет поэта ждала эмиграция. А ещё через 15 лет – Нобелевская премия по литературе. Впоследствии он признавался, что проведённое в «Даниловском» время было самым счастливым в его жизни...

Выдворять тунеядцев перестали в 1965-м, однако после прихода к власти бывшего председателя КГБ Юрия Андропова в начале 1980-х снова подняли волну преследования бездельников. Милиционеры могли неожиданно нагрянуть днём в кинотеатр, магазин или пивбар, интересуясь местом работы тех, кто там находился и тем, почему они в рабочее время находятся чёрт знает где. Имена нарушителей заносились в специальные списки прогульщиков, которые затем передавались руководству предприятий. Эта волна, впрочем, тоже довольно быстро сошла на нет, да и председательство Андропова оказалось недолгим.

Но уголовная статья за тунеядство осталась и просуществовала ровно 30 лет — до принятия в апреле 1991 года закона «О занятости населения». Он отменял уголовную ответственность за тунеядство и легализовал безработицу. Тем, кто потерял работу, стали выплачивать социальные пособия...

местаэкспертыявлениесрокдетиуголовная ответственностьстраныТО4ОТ и ДОгражданинпособиясловасудЧеловек


189 просмотров

Комментарии

Добавить комментарий

Правила комментирования